Строительство фундамента на сваях в доколумбовой америки впервые применили

строительство фундамента на сваях в доколумбовой америки впервые применилиСамые интересные и важные памятники старинной американской культуры находятся на плоскогорьях Средней Америки, в Старой Мексике и Юкатане, они свидетельствуют о высокой культуре народов, населявших эту территорию: толтеков, ацтеков, майя и инков.

Это произведения строительного искусства и ваяния, стоящие здесь отчасти одиноко, поблизости жилых мест, отчасти встречаются целыми массами в виде развалин больших городов (обыкновенно называемые casas piedras).

Хотя вообще они имеют одинаковый характер и представляют картину одного и того же искусства, основанного на самых простых началах, но между ними нельзя, по крайней мере, не отличить двух различных степеней развития. К одной из них, более совершенной и, во всяком случае более ранней, принадлежат памятники в Оахаке, Гватемале и Юкатане, к другой, позднейшей, или ацтекской, памятники, сохранившиеся в Мексике, вообще в пределах прежнего царства ацтеков, но сделать более точное различие между ними по народностям и столетиям невозможно.

Развалины, встречающиеся в Мексике, представляют собою по большей части остатки или храмов, или укреплений. Их постройка отличается массивностью, но вместе с тем благородным вкусом и носит печать искусства, которое уже успело достигнуть известного развития. Часть храмов возведена на верхних площадках огромных ступенчатых пирамид, снаружи облицованных каменными блоками, а внутри заполненных камнями и землей.

Стены, колонны и пилоны очень массивны, обычно так называемые ложные своды. Поверхность стен декорирована горизонтальными поясами с рельефным геометрическим орнаментом. Общая композиция дополняется скульптурными элементами, специфическими, не встречающимися больше нигде орнаментами, иероглифами.

Основным строительным материалом, особенно при возведении значительных сооружений, являлся камень; орудиями — каменные же молоты. С их помощью созданы могучие крепости, дороги, водоводы; ножами из обсидиана срезали стебли, из волокон которых сплетали канаты для висячих мостов.

строительство фундамента на сваях в доколумбовой америки впервые применили
Архитектура ацтеков – Теотиуакан

На территории Мексиканского плоскогорья (средняя высота2300 м над уровнем моря) на смену друг другу приходили различные культуры, пока она не стала центром Ацтекского царства.

К значительным памятникам того времени относятся сооружения в Теотиуакане, важном религиозном центре, где было сосредоточено много дворцов, ступенчатых храмов и находились грандиозные пирамиды Солнца и Луны. Искусство того периода отличается строгостью и простотой, хотя сооружения и их скульптурное оформление имеет сверхчеловеческий масштаб.

строительство фундамента на сваях в доколумбовой америки впервые применилиВ X в. Теотиуакан был занят толтеками. Их столицей была Тула. Здесь сохранились многочисленные памятники того времени. Для искусства толтеков характерны выдающиеся орнаментальные каменные композиции. Развалины целых городов находятся в Туле (Толлане), древнем городе толтеков, при Папантле и Мапильке в Веракруце, при Паленке в провинции Чиапасе и при Окозинго в провинции того же имени.

В XIV в. в Мексике появляются ацтеки и основывают здесь столицу своего государства Теночтитлан. Архитектура ацтеков, за исключением орнаментальных мотивов, развивает традицию толтеков — и они строили пирамиды с декоративными фризами.

Государство Майя занимало территорию нынешнего Гондураса, Гватемальское плато и полуостров Юкатан (сейчас — Мексика).

На высоте около 3000 м, на плато, расположенном у восточной границы бассейна реки Рио-Усумасинта, в предгорье Сьерра-Ориентал-де-Чьяпас находятся таинственные древние развалины Паленке. В настоящее время здесь открыт государственный заповедник. Часто окутанные туманом и окруженные густыми лесами, загадочные руины оглашаются лишь криками макак-ревунов. Древний город производит одно из самых сильных впечатлений на путешественников среди памятников южноамериканского континента. Лесные заросли послужили этому мистическому месту хорошей защитой. В свое время испанский конкистадор Кортес прошел рядом с Паленке и не заметил его за пышной растительностью, полностью скрывшей город.

строительство фундамента на сваях в доколумбовой америки впервые применилиПервые поселенцы появились здесь в 100 г. до н. э., но пик расцвета города пришелся на период с 600 по 800 г. н. э. Комплекс состоит из двух основных частей: официальной и из поселений, окруженных полями, на которых выращивались различные сельскохозяйственные культуры.

В официальной части города расположено множество зданий, имевших большое значение в социальной и религиозной жизни индейцев майя: Пирамида (или храм) Надписей, дворец, Храм Солнца, Храм Графа, Храм Черепов, Храм Креста, Храм Процветшего Креста, поле для игры в мяч. Все эти здания возводились под личным патронажем правителей Паленке, самым выдающимся из которых был Пакаль, взошедший на престол в 615 г. н. э. в возрасте 12 лет и скончавшийся в 683 г.

Пакаль погребен в каменном саркофаге под пирамидой, которую часто называют Храмом Надписей. Тело правителя было богато убрано нефритовыми украшениями, а на лицо была положена также нефритовая маска. Саркофаг закрыт искусно вырезанной плитой. Храм Надписей, пожалуй, самый известный из всех сооружений Паленке, впервые подвергся тщательному изучению в 1952 г. Его высота достигает 23 м — это самое высокое из всего комплекса здание; он имеет сложную восьмиуровневую структуру. Наверх ведут 69 крутых ступеней.

строительство фундамента на сваях в доколумбовой америки впервые применилиЗа всю свою историю Паленке находился под властью 12 монархов, каждый из которых выполнял одновременно роль светского правителя, верховного жреца и главнокомандующего. Пакаль и его дети оставили самый яркий след в истории: именно в период их правления была создана основная масса всемирно известных таинственных строений. После смерти Пакаля его сын Чан-Балум (имя переводится как «Змея-Ягуар») взошел на престол и правил в течение 18 лет. Помимо создания Пирамиды Надписей, период его правления ознаменовался строительством Храма Креста, Храма Процветшего Креста и Храма Солнца.

Культура до периода Майя достигает своего расцвета (классический период) в VII и VIII вв., когда были созданы выдающиеся архитектурные и скульптурные памятники, памятные стелы, колоннады, алтари, храмы и дворцы. Было основано несколько значительных по своей планировке и архитектуре городов, например Чичен-Итца с несколькими десятками пирамид и храмов — Воинов, Пернатой змеи или Ягуара.

строительство фундамента на сваях в доколумбовой америки впервые применили
Архитектура майя – пирамиды в Чичен-Ице

Строители майя чрезвычайно быстро убедились в том, что деревянные балки перекрытий уничтожаются термитами в считанные годы и полностью перешли на сооружение «сложных» сводов из крупных каменных блоков — из-за этого внутренние пространства построек еще более узкие, чем в Месопотамии.

Паленке

Культура на территории нынешнего Перу прошла несколько этапов развития. От первого периода (с 1200 по 200 г. до н. э.) сохранилось лишь несколько храмов.

Значительным памятником третьего периода (с 900 по 1000 г. н. э.) является большая усеченная пирамида, называвшаяся «солнечной пирамидой» в Моче, на северном побережье. Для ее строительства потребовалось около 130 млн. штук кирпича-сырца.

В период с 1000 г по 1300 г. на юге Перу расцветает город Тиауанако близ озера Титикака, находившийся на высоте 4000 м над уровнем моря. Здесь возведены сооружения из огромных блоков базальта и песчаника с интересными монолитными воротами, украшенными богатым рельефным декором. «Декор» на монолитных воротах Тиуанако, как считает большинство ученых, представляет собой гигантский календарь.

Большой храм в Мексике, стоявший посередине города, был так велик, что, по свидетельству Кортеса, в нем можно было поместить 500 лошадей. Он представлял собою пирамиду в пять этажей, в 38 м вышиною, имел в основании 95 м и был украшен двумя башнями.

В первой половине XIII в. возникает империя инков со столицей Куско. В период с 1300 по 1400 г. основываются тщательно спланированные большие города с широкими улицами, террасами, крепостными стенами, украшенными рельефными пирамидами. Города имели канализацию и устройства для подачи воды.

Символом могущества империи инков был город Куско, один из красивейших городов мира, на территории которого располагались сотни дворцов и храмов. Главной в городе была площадь Уакапата (священная терраса), от которой отходили дороги в четыре главные провинции страны. Там же возвышались дворцы, один из которых имел площадь 30 на 160 метров. О богатстве правителей инков можно судить хотя бы по тому факту, что, когда старый император инков умирал, его тело бальзамировали и помещали во дворец, который отныне становился святилищем. Его же преемник должен был строить для себя новый дворец. Такой роскоши не мог себе позволить ни один европейский владыка. Но больше всего поражал своим великолепием храмовый комплекс Куско Кориканча (золотой двор). Главным его сооружением был храм бога солнца Инти, в котором одного золота насчитывалось огромное количество тонн. Золотые окна, двери, стены, крыши, полы, потолки, культовые предметы изумляли людей. Центром храма был многометровый диск из чистого золота, символизирующий Бога солнца. Возле храма находился двор Интипампа (золотое поле), на котором находились изготовленные из золота деревья, растения и травы, олени, бабочки, пастухи и т. д., причем все это было сделано в натуральную величину и все двигалось (!) при помощи искуснейших механизмов. Это действительно было чудо, не имеющее себе равных в мире.

К важнейшим и древнейшим памятникам страны, принадлежат две пирамиды при Сан-Хуане-де-Теотихуакане, в долине Мексико, стоящие в кругу менее массивных, но высоких пирамид. Другие пирамиды замечательного устройства находятся в Сан-Кристобаль-Теопантепеке, в Санта-Круце-дель-Кихе, при Хочикалко в Гуатуско, при Куернаваке и в других местах.

Вся архитектура Средней Америки и Мексики имеет в основном начале пирамиду. Это заметно преимущественно в религиозных памятниках и в меньшей степени на храмовых и дворцовых постройках. Но фасады и других зданий сходствуют несколько с пирамидальною формою, так как величина отдельных этажей постепенно уменьшается.

В архитектуре мексиканцев строго соблюдается усвоенный ими стиль, хотя она и не свидетельствует о высокой степени развития. Все детали и подразделения исполнены на основании самых простых законов. Для украшения стен употреблялись горизонтальные ряды меандров, кессонов и т. п. В общем своем виде здания, построенные на ровной местности, или на террасах, или на вершине холмов, представлялись простыми четырехугольными массами с крытыми прямолинейно порталами и с простою постановкою четырех столбов, на которых лежала кровля с богатыми украшениями. При недостатке столбов разнообразие внутреннего устройства было невозможно.

В Центральной Америке особенно богаты древностями и развалинами городов Гондурас и Юкатан. В первом из этих государств замечательны Комаягуа, Харумела и Лахамин, вблизи которых найдены обтесанные камни и весьма красиво раскрашенные вазы; далее Темампуа с 250—300 различными зданиями, между которыми одно имеет в длину 95 м и содержит в себе разные пирамиды, особенно же Копан, памятники и орнаменты которого могут поспорить с египетскими. Колоссальные изваяния идолов нередко встречаются на гребнях гор до 700 м вышиною.

В Юкатане открыто уже до двадцати развалин городов, поражающих своим великолепием и своею обширностью. Дворцы нередко состоят из различных, лежащих одни над другими построек, как, напр., в Цаи, Лабне, Кабахе, Уксмале и проч.; колоссальные лестницы ведут от одной террасы к другой и украшены по обеим сторонам скульптурными изображениями змей, головы которых касаются земли, а огромное тело взвивается вверх.

Между тем как новейшие памятники представляют чрезвычайное обилие орнаментов, более древние отличаются простотою, серьезным стилем и прочностью, как, напр., знаменитый пирамидальный храм в Паленке в Гватемале, лицевая сторона которого украшена разными фигурами и надписями, между тем как внутри стены покрыты скульптурными работами и барельефами мифологического содержания.

Цивилизации древней Америки

К тому времени, когда испанские корабли появились у восточного побережья Нового Света, этот огромный континент, включая о-ва Вест-Индии, был населен множеством индейских племен и народностей, находившихся на разных уровнях развития.

Большинство из них были охотниками, рыболовами, собирателями или примитивными земледельцами, лишь в двух сравнительно небольших областях западного полушария— в Мезоамерике и Андах — испанцы встретили высокоразвитые индейские цивилизации На их территории родились наивысшие культурные достижения доколумбовой Америки К моменту ее «открытия», в 1492 г , там жило до 2/з всего населения континента, хотя по своим размерам эти области составляли лишь 6,2% общей его площади. Именно здесь находились центры происхождения американского земледелия, а на рубеже нашей эры возникают самобытные цивилизации предков науа, майя, сапотеков, кечуа, аймара и др.

В научной литературе эта территория получила название Срединная Америка или Зона высоких цивилизаций Она подразделяется на два района северный — Мезоамерика и южный — Андская область (Боливия — Перу), с Промежуточной зоной между ними (южная часть Центральной Америки, Колумбия, Эквадор), где культурные достижения хотя и достигли значительной степени, но так и не поднялись до вершин государственности и цивилизации. Приход европейских завоевателей прервал всякое самостоятельное развитие аборигенного населения названных областей. Только теперь благодаря труду нескольких поколений археологов мы начинаем наконец понимать, какой богатой и яркой была история доколумбовой Америки.

Новый Свет представляет собой и уникальную историческую лабораторию, поскольку процесс развития местной культуры происходил в целом самостоятельно, начиная от эпохи позднего палеолита (30— 20 тыс. лет назад)—времени заселения континента из Северо-Восточной Азии через Берингов пролив и Аляску—и до тех пор, пока ему не был положен конец нашествием европейских завоевателей. Таким образом, в Новом Свете прослеживаются почти все основные стадии древней истории человечества: от первобытных охотников на мамонтов до строителей первых городов — центров раннеклассовых государств и цивилизаций. Уже простое сопоставление пути, пройденного коренным населением Америки в доколумбову эпоху, с вехами истории Старого Света дает необычайно много для выявления общеисторических закономерностей.

Требует некоторых разъяснений и сам термин «открытие Америки» Колумбом, часто встречающийся в исторических работах как советских, так и зарубежных авторов

Не раз справедливо указывалось, что этот термин неверен фактически, поскольку до Колумба берегов Нового Света достигали с востока римляне, викинги и др , а с запада—полинезийцы, китайцы, японцы и т. д Нужно учитывать также, что этот процесс взаимодействия и взаимообмена двух культур не был односторонним. Для Европы открытие Америки имело колоссальные политические, экономические и интеллектуальные последствия.

Итак, в конце XV — начале XVI в. в западном полушарии встретились два мира, совершенно не похожие друг на друга и стоявшие на различных стадиях культурно-исторического развития: если наиболее передовые цивилизации индейцев по своему уровню соответствовали в Старом Свете самым архаичным формам государств Древнего Востока, Европа уже миновала к тому времени Ренессанс и переживала период антифеодальных революций. И тем не менее американским аборигенам было чем поделиться с пришельцами из своих культурных достижений, накопленных за тысячелетия самостоятельного развития. Благодаря им в обиход всего человечества прочно вошли картофель, табак, бобы, томаты, кукуруза, какао, а также хинин, каучук и т. д. Об этом же свидетельствует и обилие слов, взятых из индейских языков: географические названия, названия растений, с которыми европейцы впервые познакомились в Америке, названия животных, рыб, птиц, предметов, воспринятых у индейцев.

Индейские цивилизации Нового Света сумели достигнуть своего апогея без важнейших технических достижений древности, к которым относились выплавка железа и стали, разведение домашних животных (особенно тягловых и вьючных), колесный транспорт, гончарный круг, плужное земледелие, арка в архитектуре и т. д. В Андской области обработка цветных металлов, золота и серебра производилась еще во II тыс. до н. э., и к моменту прихода европейцев инки широко использовали в своей практике не только бронзовое оружие, но и бронзовые орудия труда. Однако в Мезоамерике металлы (кроме железа) появились уже на закате цивилизаций классического периода (I тыс. н. э.) и использовались главным образом для изготовления украшений и культовых предметов.

Быстрый прогресс археологических исследований в важнейших центрах Срединной Америки в сочетании с усилиями лингвистов, этнографов, историков, антропологов и др. позволяет сейчас, пусть в самой общей форме, проследить основные этапы развития древней цивилизации в Новом Свете, выявить ее характерные черты и особенности.

Речь пойдет, конечно, только о наиболее выдающихся индейских цивилизациях Мезоамерики и Андской области.

Особая культурно-географическая область—Мезоамерика (или Месоамерика) — представляет собой северный район зоны высокоразвитой цивилизации Нового Света и включает в себя Центральную и Южную Мексику, Гватемалу, Белиз (бывш. Брит. Гондурас), западные районы Сальвадора и Гондураса. В этой области, отличающейся разнообразием природных условий и пестрым этническим составом, к концу I тыс. до н. э. произошел переход от первобытнообщинного строя к раннеклассовому государству, что сразу же выдвинуло местных индейцев в число наиболее развитых народов Древней Америки. На протяжении свыше полутора тысяч лет, которые отделяют появление цивилизации от испанского завоевания, границы Мезоамерики претерпевали значительные изменения. В целом эпоху цивилизации в пределах этой культурно-географической области можно разделить на два периода: ранний, или классический (рубеж н. э.— IX в. н. э.), и поздний, или постклассический (X — XVI вв. н. э.).

В I тыс. н. э. в зону высоких культур Мезоамерики не входила Западная и Северо-Западная Мексика. Северная граница цивилизации проходила тогда по р. Лерма и совпадала с северными пределами культуры Теотихуакана. Южные рубежи Мезоамерики были одновременно и южной границей цивилизации майя, проходившей по р. Улуа в Западном Гондурасе и р. Лемпа в Западном Сальвадоре. В постклассическое время западные (государство тарасков) и часть северных (Сакатекас, Касас-Грандес) областей Мексики также входят в пределы Мезоамерики, значительно расширив тем самым общую ее территорию.

«ОЛЬМЕКСКАЯ ПРОБЛЕМА»

К числу наиболее значительных мезоамериканских культур классического периода относятся теотихуаканская (Центральная Мексика) и майяская (южномексиканские области, Белиз, Гватемала, запад Сальвадора и Гондураса). Но прежде несколько слов о «первой цивилизации» Мезоамерики—культуре «ольмеков» на южном побережье Мексиканского залива (Табаско, Веракрус). Население этих областей в начале I тыс. до н. э. (800— 400 гг. до н. э.) достигло высокого уровня культуры: в это время появляются первые «ритуальные центры» в Ла-Венте, Сан-Лоренсо и Трес-Сапотес, сооружаются пирамиды из адобов (самана) и глины, устанавливаются резные каменные монументы с сюжетами преимущественно мифологического и религиозного содержания.

Среди последних выделяются гигантские каменные антропоморфные головы в шлемах, вес которых иногда достигает 20 т. Для «ольмекского» стиля искусства характерна низкорельефная резьба по базальту и нефриту. Основным мотивом ее была фигура плачущего пухлого ребенка с приданными ему чертами ягуара. Эти «младенцы-ягуары» украшали и изящные нефритовые амулеты, и массивные гопоры-кельты (у «ольмеков» существовал культ каменного топора как символа плодородия), и гигантские базальтовые стелы. Другой примечательной чертой «ольмекской» культуры был следующий ритуал: в глубоких ямах на центральных площадях поселений устраивались тайники с приношениями богам в виде отесанных блоков нефрита и серпентина, топоров-кельтов и статуэток из тех же материалов и т. д. общим весом в десятки центнеров. Эти материалы доставлялись в «ольмекские» центры издалека: например, в Ла-Венту — с расстояния 160 и даже 500 км. Раскопки на другом «ольмекском» селении—Сан-Лоренсо — также выявили и гигантские головы, и ряды ритуально захороненных монументальных скульптур в чисто «ольмекском» стиле.

По серии радиоуглеродных дат это относится к 1200—900 гг. до н. э. Именно на основе вышеприведенных данных и была сформулирована гипотеза о том, что «ольмеки» — создатели самой ранней цивилизации Мезоамерики (1200— 900 гг. до н. э.) и уже от нее происходят все остальные высокоразвитые культуры Мезоамерики—сапотекская, теотихуаканская, майя и др. Вместе с тем сегодня приходится говорить о том, что «ольмекская» проблема еще весьма далека от своего решения. Мы не знаем об этнической принадлежности носителей этой культуры (термин «ольмеки» заимствован от названия тех этнических групп, которые обосновались на южном побережье Мексиканского залива накануне конкисты). Нет ясности по поводу основных этапов развития культуры «ольмеков», точной хронологии и материальных признаков этих этапов. Неизвестна и общая территория распространения этой культуры, ее социально-политическая организация.

На наш взгляд, культура «ольмеков» со всеми ее проявлениями отражает длительный путь развития: от конца II тыс. до н. э. до середины — последних веков I тыс. до н. э. Можно предполагать, что «ритуальные центры» с монументальной скульптурой появляются в Веракрусе и Табаско примерно в первой половине I тыс. до н. э. (возможно, даже и в 800 г. до н. э.), как в Ла-Венте. Но все, что представлено там археологически в 800—400 гг. до н. э., вполне соответствует уровню «вождеств», «союзов племен», т. е. заключительной стадии первобытнообщинной эпохи. Показательно, что первые известные нам образцы письменности и календаря появляются на «ольмекских» памятниках только с I в. до н. э. (стела С в ТресСапотес и др.). С другой стороны, такие же «ритуальные центры» — с пирамидами, монументами и календарными иероглифическими надписями—представлены в Оахаке с VII — VI вв. до н. э., а без надписей— в горной Гватемале, у предков майя, по крайней мере с середины I тыс. до н. э. Таким образом, вопрос о «культуре родоначальнице», породившей все остальные, для Мезоамерики сейчас отпадает: видимо, имело место параллельное развитие сразу в нескольких ключевых областях — долине Мехико, долине Оахаки, горной Гватемале, равнинных областях майя и т. д.

ТЕОТИХУАКАН

В 50 км к северо-востоку от г. Мехико, там, где высокие горные хребты расступаются, образуя большую и плодородную долину (это ответвление долины Мехико), находятся руины Теотихуакана—в прошлом столицы древнейшей цивилизации Центральной Мексики, важный культурный, политико-административный, экономический и культовый центр не только этого региона, но и всей Мезоамерики в I тыс. н. э.

По подсчетам ученых, к 600 г. н. э.— моменту наивысшего расцвета— общая территория города составляла свыше 18 кв. км, а население— от 60 до 120 тыс. человек. Основное ритуально-административное ядро Теотихуакана, сложившееся уже к I в. н. э., было тщательно спланировано вокруг двух пересекающихся под прямым углом и ориентированных по странам света широких улицей: с севера на юг проспект Дорога Мертвых длиной свыше 5 км, а с запада на восток — безымянный проспект длиной до 4 км.

Интересно, что на северном конце Дороги Мертвых находится гигантский массив Пирамиды Луны (высота 42 м), сложенный из сырцового кирпича и облицованный нетесаным вулканическим камнем. По своей конструкции и внешнему виду она—точная копия своей старшей сестры Пирамиды Солнца, расположенной на левой стороне проспекта и представляющей собой грандиозное пятиярусное сооружение с плоской вершиной, на которой стоял когда-то храм. Высота колосса—64,5 м, длина сторон основания—211, 207, 217 и 209м, общий объем — 993 тыс. куб. м. Предполагается, что для строительства пирамиды потребовался труд не менее 20 тыс. человек в течение 20—30 лет.

У пересечения с поперечным проспектом Дорога Мертвых упирается в обширный комплекс построек, возведенных на одной гигантской низкой платформе и объединенных под общим названием «Сьюдадела», что по-испански означает «цитадель». Один из главных исследователей города, Р. Миллон (США), считает, что это — «текпан» (ацтекск. дворец) правителя Теотихуакана. В этом ансамбле изящных построек выделяется храм в честь бога Кецалькоатля — Пернатого Змея, покровителя культуры и знаний, бога воздуха и ветра, одного из главных божеств местного пантеона. Само здание храма полностью разрушено, но зато прекрасно сохранилось его пирамидальное основание, состоящее из шести постепенно уменьшающихся каменных платформ, поставленных друг на друга.

Фасад пирамиды и балюстрада парадной лестницы украшают скульптурные головы самого Кецалькоатля и бога воды и дождя Тлалока в образе бабочки. При этом зубы голов Пернатого Змея были расписаны белой краской, а глаза бабочек имели вставные зрачки из дисков обсидиана.

К западу от Сьюдаделы расположен обширный комплекс построек (площадью примерно 400×600 м), который археологи рассматривают как главный городской рынок. Вдоль главного проспекта Теотихуакана— Дороги Мертвых находятся руины десятков пышных храмовых и дворцовых сооружений. К настоящему времени некоторые из них раскопаны и реконструированы, так что любой может получить общее представление об их архитектуре и живописи. Таков, например, Дворец Кецальпапалотля или Дворец Пернатой Улитки (часть помещений дворца имеет каменные квадратные колонны с низкорельефными изображениями Пернатой Улитки) Дворец—обширный комплекс жилых, общественных и складских помещений, сгруппированных вокруг внутренних двориков. Стены зданий сложены из адобов или камня, оштукатурены и часто либо окрашены в какой-либо яркий цвет, либо (особенно внутри) имеют красочные фресковые росписи Наиболее выдающиеся образцы фресковой живописи Теотихуакана представлены также в Храме Земледелия, в группах Те-титла, Атетелько, Сакуала и Тепан-титла

Они изображают людей (представителей элиты и жрецов), богов и животных (орлов, ягуаров и т д) Своеобразную черту местной культуры составляют также антропоморфные (видимо, портретные) маски из камня и глины (в последнем случае — с многоцветной раскраской) В III — VII вв н э в Теотихуакане получает широкое распространение оригинальный стиль керамики (цилиндрические сосуды-вазы на ножках и без таковых с фресковой росписью или резным орнаментом и лощением) и терракотовых статуэток

В архитектуре города преобладают постройки на пирамидальных основаниях различной высоты, при этом для оформления последних характерно сочетание вертикальных и наклонных поверхностей (стиль вертикальной «панели и склона»).

Описанный выше ритуально-административный центр Теотиху-акана был окружен со всех сторон жилыми кварталами в виде скоплений домов-блоков (длиной до 60 м), спланированных по странам света вдоль регулярной сети узких прямых улиц. Каждый блок состоял из жилых, хозяйственных и подсобных помещений, разбитых вокруг прямоугольных внутренних двориков и служивших, видимо, местом обитания группы родственных семей. Это — одноэтажные, с плоскими крышами постройки, сделанные из сырцового кирпича, камня и дерева. Они обычно сконцентрированы в более крупные единицы— «кварталы» (исп. баррио), а те в свою очередь—в четыре больших «района». Теотихуакан был крупнейшим в Мезоамерике центром ремесла и торговли. Археологами найдено в городе до 500 ремесленных мастерских (из них — 300 мастерских по обработке обсидиана), кварталы иноземных торговцев и «дипломатов» из Оахаки (культура сапотеков) и с территории майя. Изделия же теотихуаканских мастеров встречаются в I тыс. н. э. от Северной Мексики до Коста-Рики. Несомненно, что культурное, экономическое (и, вероятно, политическое) влияние города в период его наивысшего расцвета распространялось на большую часть Мезоамерики.

И вдруг в конце VII в. н. э. огромный город внезапно гибнет, уничтоженный пламенем гигантского пожара. Причины этой катастрофы до сих пор остаются невыясненными. Однако следует напомнить, что Теотихуакан был в I тыс. н. э. северным форпостом зоны мезоамериканских цивилизаций. Он непосредственно граничил с пестрым и беспокойным миром варварских племен Северной Мексики. Среди них мы находим и оседлых земледельцев, и бродячие племена охотников и собирателей. Теотихуакан, подобно древним земледельческим цивилизациям Средней Азии, Индии и Переднего Востока, постоянно ощущал давление этих воинственных племен на свою северную границу. При определенном стечении обстоятельств один из неприятельских походов в глубь страны, видимо, закончился захватом и разрушением и самого Теотихуакана. После этого страшного разгрома город так и не оправился, а на авансцену мезоамериканской истории выдвигаются новые, более могущественные силы — города-государства Аскапоцалько, Чолу-ла, Сочикалько и позднее, с IX в. н. э.,— государство тольтеков.

ЦИВИЛИЗАЦИЯ МАЙЯ КЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА (I—IX вв. н. э.)

Майя, словно бросая вызов судьбе, надолго обосновались в негостеприимных центральноамериканских джунглях, выстроив там свои белокаменные города. За пятнадцать веков до Колумба они изобрели точный солнечный календарь и создали единственную в Америке развитую иероглифическую письменность, использовали в математике понятие нуля, уверенно предсказывали солнечные и лунные затмения. Уже в первые века нашей эры они достигли поразительного совершенства в архитектуре, скульптуре и живописи.

Но майя не знали металлов, плуга, колесных повозок, домашних животных, гончарного круга. Фактически, если исходить лишь из набора их орудий, они были еще людьми каменного века. Происхождение майяской культуры окутано таинственностью. Мы знаем только, что появление первой «классической» цивилизации майя относится к рубежу нашей эры и связано с лесными равнинными областями на юге Мексики и севере Гватемалы. В течение многих столетий здесь существовали многолюдные государства и города. Но в IX—X вв. период расцвета закончился внезапной жестокой катастрофой.

Города на юге страны были заброшены, население резко сократилось, и вскоре тропическая растительность укрыла своим зеленым ковром памятники былого величия. После X в. развитие культуры майя, правда уже несколько измененной влиянием со стороны чужеземных завоевателей-тольтеков, пришедших из Центральной Мексики и с побережья Мексиканского залива, продолжалось на севере — на п-ове Юкатан — и на юге — в горах Гватемалы. Испанцы застали там свыше двух десятков небольших постоянно враждующих между собой индейских государств, каждое из которых имело свою династию правителей. К началу испанского завоевания в XVI в. индейцы майя занимали обширную и разнообразную по природным условиям территорию, включавшую в себя современные мексиканские штаты Табаско, Чьяпас, Кампече, Юкатан и Кинтана-Роо, а также всю Гватемалу, Белиз, западные районы Сальвадора и Гондураса.

Границы области майя в I тыс. н. э., по-видимому, более или менее совпадали с упомянутыми выше. В настоящее время большинство ученых выделяют в пределах этой территории три крупные культурно-географические области или зоны: Северную (п-ов Юкатан), Центральную (Северная Гватемала, Белиз, Табаско и Чьяпас в Мексике) и Южную (горная Гватемала).

Начало классического периода в низменных лесных областях майя отмечено появлением таких новых черт культуры, как иероглифическая письменность (надписи на рельефах, стелах, притолоках, росписях керамики и фресках, предметах мелкой пластики), календарные даты по эре майя (так называемого Длинного Счета—числа лет, прошедших от мифической даты 3113 г. до н. э.), монументальная каменная архитектура со ступенчатым «ложным» сводом, культ ранних стел и алтарей, специфический стиль керамики и терракотовых статуэток, оригинальная настенная живопись.

Архитектура в центральной части любого крупного города майя I тыс. н. э. представлена пирамидальными холмами и платформами различных размеров и высоты. Внутри они обычно сооружены из смеси земли и щебня и облицованы снаружи плитами тесаного камня, скрепленными известковым раствором. На их плоских вершинах стоят каменные здания: небольшие постройки из одной—трех комнат на высоких башнеобразных пирамидах-основаниях (высота некоторых из таких пирамид-башен, как, например, в Тикале, достигает 60 м). Это, вероятно, храмы. А длинные многокомнатные ансамбли на низких платформах, обрамляющих внутренние открытые дворики, скорее всего резиденции знати или дворцы, поскольку перекрытия этих зданий сделаны обычно в виде ступенчатого свода, стены их очень массивны, а внутренние помещения сравнительно узки и невелики по размерам. Единственным источником света в комнатах служили узкие дверные проемы, поэтому внутри уцелевших храмов и дворцов царят прохлада и полумрак. В конце классического периода у майя появляются площадки для ритуальной игры в мяч — третий тип основных монументальных построек местных городов. Основной единицей планировки в городах майя были прямоугольные мощеные площади, окруженные монументальными зданиями. Очень часто важнейшие ритуально-административные постройки располагались на естественных или искусственно созданных возвышениях— «акрополях» (Пьедрас-Неграс, Копан, Тикаль и др.).

Рядовые жилища строились из дерева и глины под крышами из сухих пальмовых листьев и были, вероятно, похожи на хижины индейцев майя XVI—XX вв., описанные историками и этнографами. В классический период, как и позднее, все жилые дома стояли на невысоких (1 —1,5 м) платформах, облицованных камнем. Отдельно стоящий дом — явление, редкое у майя. Обычно жилые и подсобные помещения образуют группы из 2—5 построек, расположенных вокруг открытого внутреннего дворика (патио) прямоугольной формы. Это — резиденция большой патрилокальной семьи. Жилые «патио-группы» имеют тенденцию объединяться в более крупные единицы—наподобие городского «квартала» или его части.

В VI—IX вв. майя достигли наивысших успехов в развитии различных видов неприкладного искусства, и прежде всего в монументальной скульптуре и живописи. Скульптурные школы Паленке, Копана, Йашчилана, Пьедрас-Неграс добиваются в это время особой тонкости моделировки, гармоничности композиции и естественности в передаче изображаемых персонажей (правителей, жрецов, сановников, воинов, слуг и пленных). Знаменитые фрески Бонампака (Чьяпас, Мексика), относящиеся к VIII в. н. э., представляют собой целое историческое повествование: сложные ритуалы и церемонии, сцены набега на чужие селения, жертвоприношение пленных, празднество, танцы и шествия сановников и вельмож.

Благодаря работам американских (Т. Проскурякова, Д. Келли, Г. Берлин, Дж. Кублер и др.) и советских (Ю. В. Кнорозов, Р. В. Кинжалов) исследователей удалось убедительно доказать, что монументальная скульптура майя I тыс. н. э.— стелы, притолоки, рельефы и панели (а также иероглифические надписи на них) — это мемориальные памятники в честь деяний майяских правителей. Они рассказывают о рождении, вступлении на престол, войнах и завоеваниях, династических браках, ритуальных обрядах и прочих важных событиях из жизни светских владык почти двух десятков городов-государств, которые существовали, по данным археологии, в Центральной области майя в I тыс. н. э.

Совершенно по-иному определяется сейчас и назначение некоторых пирамидальных храмов в городах майя. Если прежде они считались святилищами важнейших богов пантеона, а сама пирамида— лишь высоким и монолитным каменным постаментом для храма, то за последнее время под основаниями и в толще ряда таких пирамид удалось обнаружить пышные гробницы царей и членов правящих династий (открытие А. Руса в Храме Надписей, Паленке и др.).

Заметные изменения претерпели за последнее время и представления о характере, структуре и функциях крупных майяских «центров» I тыс. н. э. Широкие исследования археологов США в Тикале, Цибил-чальтуне, Эцне, Сейбале, Бекане и др. выявили наличие там значительного и постоянного населения, ремесленного производства, привозных изделий и многих других черт и признаков, свойственных древнему городу как в Старом, так и в Новом Свете.

Подлинной сенсацией в майянистике явилось открытие американским исследователем Майклом Ко полихромной расписной керамики из наиболее пышных захоронений майяских аристократов и правителей I тыс. н. э. Сопоставляя сюжеты, представленные на этих глиняных вазах, с описаниями подвигов героев-близнецов в подземном царстве из эпоса майякиче «Пополь-Вух» (XVI в.), ученый обратил внимание на их частичное совпадение. Это позволило Ко предположить, что изображения и надписи на каждом сосуде описывают смерть майяского правителя, длительное путешествие его души по страшным лабиринтам царства мертвых, преодоление разного рода препятствий и последующее воскрешение владыки, который превращался в конечном счете в одного из небесных богов. Все перипетии этого опасного путешествия полностью повторяли миф о приключениях героев-близнецов в преисподней из эпоса «Пополь-Вух». Кроме того, американский исследователь установил, что надписи или отдельные их части, представленные почти на всех расписных полихромных вазах VI—IX вв. н. э., часто повторяются, т. е. имеют стандартный характер. Чтение же этих «стандартных надписей» (так называемая формула возрождения) успешно осуществил в последние годы советский ученый Ю. В. Кнорозов. Благодаря этому перед нами открылся теперь совершенно новый, неведомый прежде мир — мифологические представления древних майя, их концепция жизни и смерти, религиозные воззрения и многое другое.

ЦИВИЛИЗАЦИЯ АЦТЕКОВ

После гибели Теотихуакана Центральная Мексика на долгие десятилетия становится ареной драматических и бурных событий: все новые и новые волны воинственных варварских племен «чичимеков» вторгаются сюда с севера и северо-запада, сметая еще уцелевшие островки теотихуаканскои цивилизации в Аскапоцалько, Порте-суэло, Чолуле и т. д. Наконец, в конце IX—начале X в. в результате слияния этих двух потоков— пришлого («чичимекского») и местного (теотихуаканского) — на северо-востоке региона возникает могущественное государство тольтеков с центром в г Туле-Толлане (Идальго, Мексика).

Но и это государственное образование оказалось недолговечным. В 1160 г вторжение новых групп варваров с севера сокрушило Толлан и положило начало очередному периоду нестабильности в политической истории Мезоамерики. Среди воинственных пришельцев были теночки-ацтеки (астеки), полу варварское племя, направляемое к поискам лучшей доли указаниями своего племенного бога Уицилопочтли. Согласно преданиям, именно божественное провидение предопределило и выбор места для строительства будущей ацтекской столицы—Теночтитлана в 1325 г.: на пустынных островах в западной части обширного озера Тескоко. В это время в долине Мехико вели борьбу за лидерство несколько городов-государств, среди которых выделялись более могущественные Аскапоцалько и Кульхуакан. Ацтеки вмешались в эти хитросплетения местной политики, выступая в роли наемников у наиболее сильных и удачливых хозяев.

В 1427 г. ацтеки организовали «тройственную лигу» — союз городов-государств Теночтитлана, Тескоко и Тлакопана (Такубы) — и приступили к последовательному завоеванию сопредельных областей. К моменту прихода испанцев в начале XVI в. так называемая Ацтекская империя охватывала огромную территорию — около 200 тыс. кв. км—с населением 5—6 млн человек. Ее границы простирались от Северной Мексики до Гватемалы и от Тихоокеанского побережья до Мексиканского залива. Столица «империи» — Теночтитлан — со временем превратилась в огромный город, площадь которого составляла около 1200 га, а количество жителей, по разным оценкам, достигало 120—300 тыс человек.

С материком этот островной город был связан тремя большими каменными дорогами-дамбами, имелась и целая флотилия лодок каноэ. Подобно Венеции, Теночтитлан был прорезан правильной сетью каналов и улиц. Ядро города образовывал его ритуально-административный центр: «священный участок» — обнесенный стенами квадрат длиной 400 м, внутри которого находились главные городские храмы («Темпло Майор» — храм со святилищами богов Уицилопочтли и Тлалока, храм Кецаль-коатля и др.), жилища жрецов, школы, площадка для ритуальной игры в мяч. Рядом располагались ансамбли пышных дворцов ацтекских правителей—«тлатоани». По словам очевидцев, дворец Монтесумы (точнее, Моктесумы) II насчитывал до 300 комнат, имел большой сад, зоопарк, купальни.

Вокруг центра теснились жилые кварталы, населенные торговцами, ремесленниками, земледельцами, чиновниками, воинами. На огромном Главном рынке и меньших по величине квартальных базарах велась торговля местными и привозными продуктами и изделиями. Общее впечатление о великолепной ацтекской столице хорошо передают слова очевидца и участника драматических событий конкисты— солдата Берналя Диаса дель Кастильо из отряда Кортеса. Стоя на вершине высокой ступенчатой пирамиды, конкистадор с изумлением взирал на странную и динамичную картину жизни огромного языческого города: «И мы увидели огромное количествов лодок, одни приходили с различными грузами, другие… с разнообразными товарами… Все дома этого великого города… находились в воде, а из дома в дом можно было попасть только по висячим мостам или на лодках. И видели мы… языческие храмы и часовни, напоминавшие башни и крепости, и все они сверкали белизной и вызывали восхищение».

Теночтитлан был захвачен Кортесом после трехмесячной осады и ожесточенной борьбы в 1521 г. И прямо на руинах ацтекской столицы, из камней ее дворцов и храмов, испанцы построили новый город — Мехико, быстро растущий центр своих колониальных владений в Новом Свете. Со временем остатки ацтекских построек были перекрыты многометровыми напластованиями современной жизни. В этих условиях вести систематические и широкие археологические исследования ацтекских древностей практически почти невозможно. Лишь от случая к случаю в ходе земляных работ в центре Мехико появляются на свет каменные изваяния—творения древних мастеров. Поэтому подлинной сенсацией стали открытия конца 70—80-х гг. XX в. при раскопках Главного храма ацтеков—«Темпло Майор» — в самом центре Мехико, на площади Сокало, между кафедральным собором и президентским дворцом. Сейчас вскрыты уже святилища богов Уицилопочтли (бог солнца и войны, глава ацтекского пантеона) и Тлалока (бог воды и дождя, покровитель земледелия), обнаружены остатки фресковых росписей, каменная скульптура. Особенно выделяются круглый камень диаметром свыше трех метров с низкорельефным изображением богини Койольшаухки—сестры Уицилопочтли, 53 глубокие ямытайника, заполненные ритуальными приношениями (каменные фигурки богов, раковины, кораллы, благовония, керамические сосуды, ожерелья, черепа принесенных в жертву людей и т. д.). Вновь обнаруженные материалы (общее их число превышает несколько тысяч) расширили существовавшие представления о материальной культуре, религии, торгово-экономических и политических связях ацтеков в период расцвета их государства в конце XV—начале XVI в.

ЦИВИЛИЗАЦИЯ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ

Какие племена и народности населяли в древности Перу? Подавляющее большинство считает, что ими были инки. И это кажется правильным. Когда в 1532 г. испанские конкистадоры ступили на перуанскую землю, вся страна, а также Эквадор, Боливия и Северное Чили входили в пределы гигантской инкской империи, или, как сами инки называли свое государство, Тауантинсуйю. Общая протяженность Тауантинсуйю вдоль Тихоокеанского побережья составляла свыше 4300 км, а население— не менее 6 млн человек. Однако инки представляли собой лишь внешний фасад древнего Перу, за которым, как в Египте или в Месопотамии, скрывалось длительное и славное прошлое.

В конце II тыс. до н. э. в горах северо-восточных областей страны внезапно появилась загадочная культура Чавин, синхронная с «ольмекскими» памятниками Мезоамерики и близкая им по характеру (культ кошачьего хищника— ягуара или пумы, каменные пирамидальные храмы, изящная керамика и т. д.). С рубежа нашей эры в прибрежной зоне Перу на севере возникает цивилизация Мочика, а на юге — цивилизация Наска. Одновременно с ними или чуть позже в горах Боливии и Южного Перу сформировалась динамичная и оригинальная культура Тиауанако (названа так по имени своего центрального поселения—Тиауанако, близ южного берега оз. Титикака). Что же характерно для всех названных ранних перуанско-боливийских цивилизаций?

Прежде всего, они родились самостоятельно, одновременно или почти одновременно с классическими цивилизациями Мезоамерики, но без каких-либо заметных связей с ними. Далее, хотя древние перуанцы не создали ни иероглифической письменности, ни сложного календаря, их технология в целом была совершеннее, чем у населения Мезоамерики. В то время, когда мезоамериканцы жили еще целиком в каменном веке, индейцы Перу и Боливии со II тыс. до н. э. знали металлургию, обрабатывали золото, серебро, медь и их сплавы и делали из них не только украшения и оружие, но (как в случае с медью) даже наконечники земледельческих орудий—«палок-копалок» и мотыг. Они, особенно создатели культуры мочика, изготовляли великолепную керамику с полихромной росписью и фигурным моделированием. Их ткани из хлопка и шерсти были тонкими и совершенными. Но особенно изящные виды этой продукции — гобелены, декоративные ткани, парча и кисея — не имеют, пожалуй, себе равных в древнем мире. Их красота лишь усиливалась яркостью красителей, приготовляемых из различных растений (например, индиго) и минералов. Эти три важных компонента местной культуры— металлические изделия, керамика и ткани (хорошо сохраняющиеся в сухом и теплом климате побережья) — придают неповторимое своеобразие всем названным древнеперуанским цивилизациям I тыс. н. э.

Последующий период (с X в. н. э. и позже) отмечен усилением экспансии населения горных областей (особенно Тиауанако) в зону Тихоокеанского побережья. Затем здесь возникает несколько новых государств, крупнейшим из которых стало Чиму, расположенное на севере данной области, примерно от Тимбега до Лимы. Его столица Чан-Чан занимала площадь около 25 кв. км и имела население до 25 тыс. человек. В центре города находилось десять огромных прямоугольников 400×200 м, огороженных стенами 12 м высотой,— дворцовые ансамбли местных царей. Вокруг—резиденции меньшего размера, где жили чиновники, ремесленники и другие группы горожан. После смерти царя хоронили в его дворце со всеми богатствами, а преемник строил себе новое здание, похожее скорее на замок или крепость, чем на обычный дом. Именно в Чиму была впервые создана объединенная сеть ирригационных каналов и построены дороги, соединяющие горы и побережье. А это в свою очередь объясняет и впечатляющие достижения местной культуры, и значительную концентрацию населения в городах и селах.

В то же время в горной зоне с ее изрезанным рельефом, большим числом почти изолированных друг от друга долин и рек одновременно возник целый ряд мелких враждующих между собой государств. Но лишь одно из них — государство инков в долине Куско,— обладая более совершенной организацией армии и аппарата власти и отличаясь воинственностью своих жителей, сумело сломить сопротивление соседей и стать господствующей силой в регионе. Это произошло всего лишь за столетие до прихода испанцев, в XV в. н. э.

Размеры инкской империи росли с небывалой быстротой. Между 1438 и 1460 гг. инка Пачакути завоевал большую часть горных районов Перу. При его сыне Топа Инке (1471 —1493 гг.) были захвачены значительная часть Эквадора и территория государства Чиму, а чуть позже — юг прибрежной перуанской зоны, горы Боливии, север Чили. Во главе огромной державы стоял божественный правитель сапаинка, которому помогала наследственная аристократия, связанная с правителем кровным родством, а также жреческая каста и целая армия чиновников, контролировавших все стороны жизни.

Сельские общины несли тяжелый груз всевозможных налогов и трудовых повинностей (работа на строительстве дорог, храмов и дворцов, в рудниках, служба в армии и т. д.). Население вновь завоеванных земель насильственно перемещалось из своих родных мест в отдаленные провинции. Империя была связана обширной сетью мощенных камнем дорог, вдоль которых через определенные расстояния стояли почтовые станции с помещениями для отдыха и склады с продуктами и необходимыми материалами. По дорогам регулярно курсировали и пешие гонцы-бегуны, и всадники на ламах.

Духовная жизнь и вопросы культа целиком находились в руках жреческой иерархии. Поклонение богу-творцу Виракоче и небесным планетам осуществлялось в каменных храмах, украшенных внутри золотом. В зависимости от обстоятельств жертвоприношения богам варьировали от обычных в таких случаях мяса ламы и маисового пива до убийства женщин и детей (во время болезни или смерти верховного Инки).

Однако эта самая крупная и наилучшим образом организованная империя доколумбовой Америки стала легкой добычей горстки испанских авантюристов во главе с Франсиско Писарро в XVI в. н. э. Убийство инки Атауальпы в 1532 г. парализовало волю к сопротивлению местных индейцев, и могущественное инкское государство в считанные дни рухнуло под ударами европейских завоевателей.

Читать по теме:

  • Архитектура древних цивилизаций Америки
  • Архитектурные достопримечательности Мексики
  • Мачу-Пикчу — город древней Америки (Machu Picchu)
  • Древние индейские цивилизации Америки

Население доколумбовой Центральной и Южной Аме­рики по использованию камня можно разделить на две группы. Население первой группы применяло камень для изготовления орудий труда и охоты. Это были племена бродячих охотников и земледельцев, живших в условиях первобытного общества. Значительно шире использовали камень оседлые земледельческие народы (вторая группа) — ольмеки, майя, инки и ацтеки.

На юге современной Колумбии обнаружена доисто­рическая мегалитическая культура с каменными храма­ми, саркофагами и статуями. Эта культура получила название Сан-Агустин — по одноименному селению, разместившемуся среди лесистых холмов на склоне Центральных Анд на высоте 1700 м. над уровнем моря. Она зародилась 2500 лет назад и процветала 17 веков.

Храмы и могильники сложены из крупных блоков камня. Врытые вертикально в землю каменные глыбы — стены храмов — удивительно напоминают дольмены Европы и других районов земного шара.

Очень разнообразны скульптуры человека и богов. Высота их различна — от 40 см. до 4 м. и более. Многие статуи несут на плечах вторую фигуру (рис. 37). Смысл такого сочетания неясен, вероятно, это одна из форм религиозной символики.

Каменная парная скульптура

Для скульптур характерны диспропорции между размерами головы и туловища, нередко намеренно искаженные формы. Таким приемом первобытные скульпторы добивались особой выразительности. Как правило, головы статуй непропорционально велики, а туловище, руки и ноги укорочены. Тщательнее всего скульпторы прора­батывали лицо, нередко наделяя его очень боль­шим ртом с длинными острыми клыками Изо рта часто высовываются ленты-языки с крохот­ными изображениями голов на кончике Фигу­ры этих полулюдей-полу­зверей украшены оже­рельями и браслетами. Одни из них держат в руках жезл или скипетр, другие — дубинку или добычу. Среди изваяний встречаются также изо­бражения орла, змеи, ящерицы и лягушки, воз­можно, символизирую­щие власть, дождь и воду.

«Человек из Сан-Агустина — пишет колум­бийский археолог Перес де Баррадас — довольст­вовался соломенной хи­жиной. Но для своих бо­гов он сооружал храмы из огромных каменных глыб, ти­таническим трудом вырубал в каменоломнях и достав­лял к месту строительства. Он пользовался грубыми каменными орудиями, и эти орудия не совершенствова­лись с течением времени. Но, благоговея перед, своими богами, он с бесконечным прилежанием действовал этими грубыми орудиями, высекал величественные ста­туи, которые сейчас нас поражают своей монументаль­ностью и совершенством выполнения».

Археологические исследования показали, что чело­век из Сан-Агустина был рослым (около 175 см.) и крепко сложенным, перед ритуальными церемониями раскрашивал свое тело вкрасный, черный, темно-си­ний и охристый цвета.

Ольмеки населяли южную часть побережья Мекси­канского залива (примерно от VIII — VII вв. до н. э. до I — VI вв. н э ). Их культура уникальна по богатству и великолепной обработке каменных изделий, по влиянию, которое она оказала на другие культуры. Об ольмекских каменных памятниках ничего не было известно до второй половины XX в., когда в ряде труднодоступных мест тропического шт. Веракрус (Мексика) обнаружили древнейшие, ранее неизвестные каменные скульптуры. и памятники доколониального периода — алтари, стелы, саркофаги и изваяния из монолитов базальта массой до 30 т. Исключительно своеобразны громадные базальтовые головы юношей-воинов с выразительными самобытными чертами лица (рис. 38). Они лежали на фундаментах, скрытых в земле. Взоры их были обращены в сторону Мексиканского залива. Ныне базальтовые головы находятся в музее г Халапа, столицы шт Веракрус Высота «Колоссальной головы» (название скульптуры, стоящей у входа в музей) 275 см., масса ее 16 т.

Ольмекская скульптура из базальта

Еще более широкое и разнообразное применение камня характерно для живших позже народов — майя, инков и ацтеков.

КАМЕНЬ В КУЛЬТУРЕ МАЙЯ

Еще в XVI в испанские завоеватели встречали на своем пути развалины больших древних городов, поражавшие размерами и изяществом Дж. Л. Стивенс, американ­ский исследователь древностей, первый высказал предположение, что создателями этих замечательных памятников прошлого были древние майя. В настоящее время известно более 500 городов майя. Главные из них Копан, Тикаль, Паленке, Пьедрас-Неграс, Ушмаль, Чичен Ица, Бонампак, Сайпль и Коба По тем временам это были крупные населенные пункты с 30—40 тыс. жителей. Каждый город представлял собой отдельное государство, верховная власть в нем принадлежала жрецам. Раннеклассовое общество майя развивалось в условиях позднекаменного века. Изобразительное искусство утверждало власть многочисленных божеств, прославляло силу и величие правителей и родовой знати.

Мастера майя знали многие горные породы и умели их хорошо обрабатывать. Камень широко применялся в монументальной архитектуре, скульптуре, прикладном искусстве, при строительстве дорог, в ритуальных целях, для изготовления оружия и орудий труда.

Монументальные сооружения — дворцы и храмы — были представлены в основном двумя типамц. Для первого характерна форма четырехгранной ступенча­той пирамиды с большим числом уступов (рис. 39). Со­оружение завершалось двух- или трехкомнатным храмом. От подножия храма к входу в святилище вела длинная, широкая и очень крутая лестница Чаще всего она накладывалась на склон пирамиды, но иногда была и врезанной. Узкие вытянутые здания, состоявшие из оружений в большинстве случаев они окружали двор или площадь Были в городах майя и стадионы, где проводились культовые игры в мяч (рис. 40).

Храм майя; Мемориальный диск майя

В некоторых городах (Киригуа, Алтар-де-Сакрифисьос, Пусильха, Тонина) при строительстве использо­вался в основном песчаник, на территории современ­ного Белиза — шифер, в среднем течении р. Усумасинта — доломит, в Копане (юго-восток Гондура­са) — андезит.

Сохранились описания работ в древних каменолом­нях. Поверхность скалы выравнивалась и размечалась на части канавами. В них выдалбливали глубокие отверстия, в которые загоняли деревянные клинья Канавы заливали горячей водой, клинья разбухали и раскалывали скалу на части. Блоки обрабатывали молотками из кремня и диоритовыми резцами.

Монументальные здания воздвигались на огромных насыпях из земли и щебня (своеобразных стилобатах), покрытых каменными плитами или штуком (смесь из­вести с песком и белой землей — выветрелым, распав­шимся в щебенку известняком). Иногда для пьедеста­лов зданий использовались скальные выступы .В этом слу­чае каменотесы сглаживали их и придавали желаемую форму. Облицовочные камни различной формы, преимуще­ственно прямоугольной, укладывались в определенном по­рядке. Обычно соединения блоков в первом ряду пере­крывались блоками второго ряда и т. д. Такие постройки были менее прочными, чем сложенные из тесаного камня.

В Тикале, Иашчилане, Паленке и некоторых других городах известняковые плиты неправильной формы укладывались в известь, выступающие части камня скалывались, затем стены сплошь покрывались штуком. Пол в монументальных постройках был известковый или из штука. Встечается кладка и каменными плитами (например, в храме Надписей в Паленке).

В северных городах штук не применялся. Часть облицовочной плиты оформлялась в виде шипа, кото­рый затем внедрялся в основу из извести Внешняя часть глыбы отесывалась и аккуратно присоединялась к остальным.

Из камня выполнялись также карнизы, украшавшие пирамиды, платформы и террасы. В южных городах они были довольно простыми и состояли из двух рядов каменной кладки, несколько выдающихся над стеной (например, в Копане). На севере декорировка услож­няется. Особенно характерны каменные барельефы по верху фасада. Подобные барельефы встречаются и в нижней части строений, на монументальных лестницах и в других частях зданий.

Необычна планировка храма в Копане. Он сооружен из очень тщательно обработанных глыб зеленоватого туфа. Вход в храм обращен на юг. К нему ведет вели­чественная каменная лестница с очень крутыми ступе­нями. Вход в святилище оформлен в виде огромной раскрытой пасти змеи. Орнаментом из кружков и шести больших изогнутых клыков обозначена нижняя че­люсть змеи. Кружки на фасаде отмечают края рта. Широкая прямоугольная панель над входом изо­бражает верхнюю челюсть. Роль коренных зубов играют большие круглые камни, выступающие из стен. Клыки и резцы несколько меньшего размера Подоб­ное оформление характерно и для храмов на п-ове Юкатан.

В VII—IX вв. н. э. распространяется несколько иной архитектурный стиль. Для него типично сво­бодное расположение зданий и широкое использование тесаного камня в их облицовке. Из многих тысяч тонких каменных пластин, плотно пригнанных друг к другу, выкладывались изображения змей, ягуаров, разных чудовищ, фантастические маски. Очень широко были распространены и различные геометрические орнамен­ты, украшавшие фасады почти всех построек. Отдель­ные элементы некоторых облицовок поражают раз­мерами. Достаточно сказать, что некоторые пластины весили до 80 кг. и достигали в длину 90 см. Число пластин, составляющих облицовку, иногда было очень велико. Так, на облицовку дворца губернатора мастера употребили 20 тыс. пластин Наиболее тщательная их отделка отмечается в строениях на юге п-ова Юкатан.

В зодчестве майя на территории Юкатана в декорировке распространены каменные колонны с сужаю­щимися посередине стволами и квадратными капите­лями. Использовались также и каменные полуколонны. Близко поставленные друг к другу, они нарушали мо­нотонность. Такие особенности архитектуры свойствен­ны дворцу в Сайиле.

Площади дворцов и храмов украшали своеобразные памят­ники из камня — стелы и алтари. Стелы — известняко­вые, реже базальтовые или из другой горной породы — обыч­но имели высоту 3—3,5 м., шири­ну до 1 м., толщину 0,3—0,5 м., но известны и значительно боль­ших размеров. Так, стела в Киригуа, высеченная из монолита базальта (рис. 41), поднимает­ся почти на11 м. и весит около 65 т.

Базальтовая стела майи

Стелы майя характеризуют­ся одно-, двух- или трехфигурным изображением на передней стороне и иероглифическими надписями на задней и боковых поверхностях.

Алтарь майя прост — круг­лая каменная плита диамет­ром до 2 м. покоится на трех каменных подставках. Верхние и боковые поверхности плиты и подставки покрыты изображе­ниями и надписями. Алтарь обычно стоит перед стелой. По мнению советского исследова­теля Р. В. Кинжалова, стелы и алтари воздвигали в честь какого-либо знаменательного со­бытия (восшествия правителя на престол, победы над врагом, вступления в брак и т. п ).

Неповторимы причудливые каменные скульптуры из Киригуа и Копане. В археоло­гической литературе они известны под названием чудо­вищ, или зооморф. Это огромные валуны, которым при­дана форма мифологических существ, похожих одновре­менно на черепаху и жабу, и т. д. Зооморфы сооружа­лись вместо стел или же ставились рядом с ними

Говоря о роли камня в строительстве майя, нельзя не упомянуть о прекрасных дорогах, которые соединяли города. У майя они назывались «zacbe», буквально — искусственные дороги. Их основанием служила насыпь из щебня и гальки, облицованная плитами известня­ка. Покрытие состояло из толстого слоя грубого штука, плотно утрамбованного каменными катками. Возводи­лись также каменные мосты Некоторые из них сохра­нились в Паленке, Пусильхе, Эль-Бауле и Агуатеке.

Для мелких скульптурных изделий использовали нефрит, жадеит, оникс, кремень, глину. Нефрит и близкие к нему жадеит и хлоромеланит были у майя излюбленным материалом с глубокой древности. Камень был местный. В Центральной Америке имелись соб­ственные залежи нефрита, который по ряду признаков отличался от азиатского. Наиболее совершенные изде­лия из нефрита изготавливали в городах Тонина и Небах.

Обработка нефрита требовала много времени Прежде всего кусок нефрита распиливали лучковой или бамбуковой пилой, подсыпая кварцевый или нефри­товый песок. Отверстия делали сверлами — массивны­ми (из хлоромеланита) или полыми (из бамбука, костей птиц, тростника). Затем камень покрывался резьбой, шлифовался, а если нужно, и полировался.

Из нефрита получали различного вида таблички и дощечки. Обычно на них изображались фигуры пра­вителей, героев, богов. Любопытна так называемая лейденская табличка, найденная в 1864 г. около Пуэрто-Барриоса (Гватемала). На лицевой стороне тоненькой дощечки из бледно-зеленого нефрита торжествую­щий победитель попирает ногами поверженного против­ника. На обратной стороне вырезана дата 8 14 1 3 12, соответствующая 320 г. н. э. Археологи считают, что табличка служила, вероятно, одним из знаков отли­чия тикальского правителя.

Из нефрита мастера майя изготавливали также статуэтки людей и животных, посмертные мозаичные маски, бусы, губные и ушные вставки, сложные серьги, топоры-кельты. Маленькими кусочками инкрустировали зубы. Особенно впечатляет погребальная маска разме­ром 24X18 см из саркофага храма Надписей (Пален­ке), состоящая из 200 кусочков нефрита. Она пере­дает не только возраст и внешние черты правителя, но и его суровый, властный и беспощадный характер Чрезвычайно разнообразна подвески из нефрита. На ряду с очень тщательными миниатюрными головами богов и людей встречаются грубо обработанные кусочки камня в виде человеческого лица.

Образцом скульптурного произведения классиче­ского периода (II—IX вв.) служит голова молодого воина в шлеме из светло-зеленого нефрита. Она была найдена в погребении г. Тикаля Позже (X—XV вв.) изделия из нефрита становятся грубее по форме и тех­нике обработки камня.

Майя также добывали и мастерски обрабатывали кварц, горный хрусталь, сланец, алебастр, слюду, же­лезный колчедан и другие горные породы и минералы. На песчанике выкладывались пластинки колчедана с зеркальной поверхностью. Зеркало из целого куска колчедана было найдено в Лавадеросе. Из кристаллов топаза делали палочки, втыкавшиеся в носовой хрящ Из бирюзы изготовляли бусы и мозаику. Жидкая ртуть, киноварь и графит использовались в ритуальных целях.

В Лубаантуане, древней цитадели майя (ныне в Бе­лизе), в 1927 г. нашли женский череп из полированного кварца массой 5 кг. Мельчайшие детали этой необычной скульптурывыполнены со скрупулезной точностью Исследование под микроскопом позволило установить, что череп высечен из огромного кристалла кварца без применения металлических орудий. Изделие отполиро­вано смесью кварцевого песка и кварцевой крошки, приготовленной в виде пасты. Нижняя челюсть подвиж­на и закреплена в полированных гнездах. Если череп подвесить в воздухе, то достаточно небольшого усилия, чтобы челюсть начала двигаться. Создавалось впечат­ление, что череп заговорил.

Поражают световые эффекты в этом черепе. Свеча, поставленная под ним, вызывает блеск в глазницах Если свечу заменить каким-либо предметом, то при определенном положении он будет виден в глубине чере­па. Эти оптические эффекты вызваны сложной систе­мой призм, линз и каналов внутри этого изделия. Архео­лог Митчел-Хеджес считает, что череп играл важную роль в религиозных обрядах майя.

Применяли майя и краски минерального происхож­дения. Красная краска добывалась из гематита разных оттенков, желтая — из охристых глин, зеленую получа­ли, смешивая желтую и синюю глины. Технология из­готовления синей краски до сих пор не раскрыта. Установлено только, что она состоит из аттапульгита и неизвестного органического вещества.

Другим излюбленным материалом в быту и искус­стве майя была глина. Она широко использовалась в культовой и бытовой керамике, для изготовления музыкальных инструментов (флейт, барабанов), орудий труда (грузики для сетей, веретена, штампы для нанесе­ния узоров), курительниц, статуэток, фигурных сосу­дов и свистулек в виде животного или человека. Следует отметить, что древние майя не знали гончарного круга.

Оружие и режущие орудия труда майя изготавлива­ли из кремня и обсидиана. Обсидиан добывался в Эль-Чайале около Копана, Киригуа и Пачуки. Основ­ным поставщиком кремня был Юкатан. Из хрупкого кремня получали высокохудожественные изделия, называвшиеся фигурными кремнями. Многие из них были найдены под основанием стел и в захоронениях. Вероятно, часть фигурных кремней служила знаками отличия или навершиями церемониальных жезлов. Таковы замечательные фигурки сановника (или жреца) с ножом в руке из Копана, ажурная пластинка в виде квадрата с человеческими головами по углам из Эль-Пальмара, кинжал с рукояткой, изображающий перна­тую змею, из Киригуа и др.

Диорит, кремень, базальт, нефрит и жадеит исполь­зовались для изготовления ударных и рубящих орудий Из известняка, песчаника, гранита и базальта делали зернотерки, скалки, ступки и песты.

Культура майя прекратила свое существование в середине XVI в , после испанского завоевания.

ГОРОДА И ДОРОГИ ИНКОВ

В Перу на некоторых хребтах южноамериканских Анд до сих пор сохранились развалины древних городов инков. История инков начинается на рубеже X—XI вв., когда они объединились в небольшой союз племен, превратившийся вскоре в централизованную империю. После завоевания царства Кито (занимавшего тер­риторию нынешнего Эквадора) империя становится центром древней цивилизации Южной Америки. Успеху войн инков способствовало не только применение брон­зового оружия, в то время нового, но и централизованная система государства. Во главе государства стоял император Великий Инка, считавшийся живым богом, сыном самого Солнца Жители страны были разделены на отряды от 500 до 10 000 человек, занимавшиеся прокладкой дорог, строительством зданий, сельским хозяйством и военным делом. Считают, что всего в импе­рии инков жило около 12 млн. человек.

Инки очень искусно использовали камень при строи­тельстве дорог и дворцов. Дороги пересекали огромные пространства, протянувшись почти на 20 тыс. км по территории современных Перу, Колумбии, Эквадора, некоторых районов Боливии, Чили и севера Аргенти­ны .Знаменитый исследователь доколумбовой Америки Александр Гумбольдт называл дороги инков самым по­разительным и полезным из всего, что когда-либо было создано руками человека. Во многих отношениях они превосходили знаменитые римские дороги древнего ми­ра в Италии, Франции и Испании.

Основной была Большая царская дорога шириной 8 м, пересекавшая страну инков с севера на юг без извилин и поворотов на протяжении 5000 км .Она про­ходила через обширные равнины и пустыни, иногда резко поднимаясь до высоты 5000 м. Царский путь пролегал через два города империи — Куско и Кито. С остальными он соединялся боковыми дорогами, которые часто прорубались прямо в скалах.

Дороги были вымощены камнем, нередко привозив­шимся из отдаленных мест. Из летописей известно, что индейцы доставляли для строительства дорог каменные глыбы массой до 10 т. Не располагая ни машинами, ни средствами для перевозки, не зная железа и стали, они были настолько искусными строителями, что места сое­динения каменных плит едва различимы. И ныне на сохранившихся участках дороги воды ливневых потоков не просачиваются сквозь стыки плит. Вдоль дороги воздвигали каменные и глинобитные стены, на которых росли кактусы, а по обочинам высаживали деревья, защищавшие людей от солнца. Вдоль Большой дороги в канале струилась чистая вода для путников и вьючных животных, были построены почтовые станции, склады и придорожные гостиницы. Несмотря на разрушитель­ные действия стихий и варварство испанских завоева­телей, отдельные участки дороги сохранились и по сей день.

Священной столицей инков был Куско. В центре города располагался величественный храм Солнца, возведенный на вымощенной порфиром платформе. Храм состоял из пяти «часовен», каждая из них была украшена по-особому Значительная роль в оформлении храмов принадлежала драгоценным и цветным камням. В «часовне» Звезд потолок и стены были сплошь усы­паны аметистами, топазами и полудрагоценными камнями.

Крупные блоки камня объемом до 1,5—2 м3 в по­стройках Куско и других инкских городов настолько точно подогнаны друг к другу, что в стыки между ними не входит и лезвие бритвы. Глыбы словно притерты и прочно держатся без строительного раствора. Любо­пытно, что в кладке стандартность формы и размера блоков не соблюдалась. Большие блоки так обрабаты­вали, чтобы от их середины боковые поверхности слег­ка сходились. На каждый такой скос клали другой блок, который выходил за пределы первого и сам слу­жил опорой для следующих камней в кладке.

В строительстве использовались и особые камни, игравшие роль скоб и гвоздей. Часть блоков из-за большого числа поверхностей можно назвать много­гранниками. В углу одного здания был обнаружен блок с 32 углами.

В Перу время от времени происходят катастрофи­ческие землетрясения. От одного из них, произошедшего уже в наше время, Куско сильно пострадал. Разруши­лись здания, построенные испанцами. А здания инков полностью сохранились, хотя камни в стенах не скреп­лены строительным раствором.

Гордостью инков была столичная крепость Саксау-аман (Соколиное гнездо) Она возведена на крутой горе, возвышающейся между двух речных долин Крепость ограждали трехъярусные, поднимающиеся одна над другой зигзагообразные в плане стены Каж­дая из них толщиной около 3 м. и высотой до 6,5 м. протягивалась на 3 км. и имела 40 выступов. Стены крепости сложены из огромных (ширина до 3 м., длина до 8 м., масса до 200 т.) полигональных блоков серого гранита (рис. 42).

Стены никской крепости из отесаных блоков серого гранита

Конкистадоры, увидев крепость Саксауаман, были поражены мощью и искусством кладки боевых стен, особенно наружной. Испанский хронист Гарсиласа де ла Вега писал «Первая стена демонстрировала мощь власти инков, и хотя две другие не меньше первой, но первая поражает величиной каменных глыб, из которых она состоит, тот, кто видел сам, не поверит, что из таких камней можно что-то строить, они внушают ужас тому, кто рассмотрит их внимательно». Инкская крепость заставляет вспомнить пирамиды Египта, храмы Баальбека, каменных идолов о-ва Пасхи и легенды о тво­рениях циклопов.

По преданию, крепость Саксауаман строили 20 тыс. рабов в течение 15 лет. Однако и сейчас нелегко пред­ставить, каким образом люди, не знавшие железа, колеса и тягловых животных, обрабатывали, перемеща­ли и поднимали огромные каменные блоки на вершину горы. Есть сведения, что в транспортировке монолитов участвовало до 20 тыс. человек. Они одновременно тянули камень на длинных канатах. Нам непросто представить эту работу, но ведь еще нужно было ее организовать так, чтобы многие тысячи людей одно­временно, как единый механизм, тянули груз.

МАЧУ-ПИКЧУ – ГОРОД-КРЕПОСТЬ ИНКОВ

После завоевания испанцами Куско в 1534 г. уцелевшие жители бежали в самые труднодоступные части Анд, в долину р. Урубамбы, захватив священные золотые пластинки и легендарных «Акльяс» — самых краси­вых инкских девушек, посвятивших себя служению Солнцу. О последнем убежище инков испанцы не знали, и только в поздних устных преданиях индейцев глухо упоминалось о загадочных руинах на вершине Мачу-Пикчу.

В 1911 г. районы р. Урубамбы изучала архе­ологическая экспедиция из Иельского университета (США) под руководством X. Бингхэма. После голово­кружительного и опасного подъема на 600 м. над рекой археологи на седловине между двумя высокими снеж­ными пиками, на высоте 2520 м. увидели руины города с постройками из белого гранита. Это было настоящее орлиное гнездо, с трех сторон окруженное бушующей рекой И только с юга к нему подходил узкий хребет шириной не более 8-10 м. Позиция была настолько выгодной, что оборонять ее могли 2—3 бойца. С сосед­ними крепостями Мачу-Пикчу связывали дороги, про­ложенные в скалах. Почти отвесные склоны к реке были покрыты террасами, некогда занятыми огородами и садами.

Город-крепость Мачу-Пикчу воздвигнут на неровной скалистой площадке гребня. Здесь археологи обнару­жили храм со стенами толщиной до 4 м. и трапецие­видным входом, ряд культовых построек, двухэтажные жилые дома, мельницу, площадь, похожую на военный плац, и другие здания. В гранитной скале были высече­ны бассейны для хранения воды и желоба, по которым она текла на террасы. В городе было настолько тесно, что местами улицы соединяли лестницы, вырубленные в скале Более 100 лестниц проложено между зданиями Мачу-Пикчу. А там, где нельзя было высечь лестницу, каменные брусья заделывали в скалу. Получалась узкая, висящая над бездной улочка-помост. Мачу-Пикчу был многолюдным городом Археологи считают, что в нем жило около 8 тыс. человек.

Одной из любопытнейших археологических находок оказался храм Солнца (или храм «Трех окон»), из которого видна вся долина реки Урубамбы. Любопытно, что первые солнечные лучи, проникая через окна, отражались от по­лированных каменных плит пола и уходили да­леко в глубину храма, освещая мумии инков.

Самую высокую точ­ку города занимало культовое сооружение Интихуан («Солнечные оковы») — высеченные в граните приземистый обелиск и платформа для наблюдений за Солнцем. Магические обряды у обелиска должны были воспре­пятствовать исчезнове­нию светила во время продолжительной зимы.

X. Бингхэма пора­зила тонкая обработка блоков гранита, из ко­торых воздвигнуты сооружения города (рис. 43). Об искусстве строителей говорят сложные формы некоторых блоков, с глубокими выемками для выступающих частей соседних камней. Блоки необыкновенно тщательно подогнаны, сложены всухую, без раствора. Камни тщательно отесаны и от­шлифованы, но лишены каких-либо украшений. В зда­ниях нет карнизов, наличников, орнамента

Часть стены храма в Мачу-Пикчу

Как же инки поднимали монолиты камня? Считают, что древние строители пользовались способом про­тивовеса. При возведении Мачу-Пикчу каменные блоки надо было поднять на высоту около 400 м. Делали это с помощью веревок, двигавшихся в цилиндрах с промасленными желобами (еще раз напомним, что коле­са инки не знали). Один конец веревки закреплялся на ящике с монолитом, другой — на своего рода корзи­не из бревен. В нее загружали небольшие камни, каж­дый из которых мог перенести один человек, с таким расчетом, чтобы общая масса камней была близка к массе монолита. После этого уже не составляло боль­шого труда поднять камень вверх. Когда монолит оказывался на нужной высоте, его забирал кран-пере­хват типа журавля и ставил на место.

На вершине Мачу-Пикчу нашли глиняный сосуд, расписанный, в отличие от инкских, сценами битв и жертвоприношений. Поэтому многие археологи считают, что крепость была построена неизвестным народом до инков. Вероятно, первые обитатели покинули Мачу-Пикчу и другие горные крепости в долине Урубамбы в конце первого тысячелетия нашей эры. После прихода инков обветшалые города-крепости были приведены в порядок, а на искусственных террасах на склоне гор разбиты огороды.

До сих пор остается загадкой, почему прекратилась жизнь в Мачу-Пикчу, городе без следов стихийного бедствия или вражеского нападения. Предполагают, что причиной послужили либо голод, последовавший за истощением почвы на искусственных террасах, либо исчезновение источников воды.

КАМЕННЫЙ КАЛЕНДАРЬ АЦТЕКОВ

В начале XIV в население долины Мехико объедини­лось под единой властью племени тепанеков. Им под­властно было и немногочисленное племя теночков, или ацтеков, которые, как повествует легенда, жили раньше на западе Мексики на острове посреди озера. Остров назывался Астлан, от него и произошло наз­вание астеки (ацтеки — «люди из Астлана»). Однако в долине Мехико ацтеки прожили недолго — на них напали соседние племена. Оставшиеся в живых бежали на о-в Тлателолко и основали город Теночтитлан (ныне Мехико). С материком он соединялся подъемными мостами, которые в случае опасности разводились. Теночтитлан, как и другие города ацтеков, был пра­вильно распланирован. Его пересекали каналы, обли­цованные камнем и цветными плитами Прямые улицы вели к главной площади со священным участком и дворцами правителей. На священном участке, огорожен­ном каменной стеной с резными изображениями змей, размещались пирамиды с двумя святилищами в честь бога дождя Тлалоко и бога войны Уицилопочтли, храм Кецалькоатля и стадион. Дома знатных людей возво­дились на платформах, их стены облицовывались камнем или штуком. Каждый квартал имел свой храм-пирамиду.

Ацтеки были искусными мастерами обработки камня. До наших дней сохранились замечательные скульптуры из обсидиана, горного хрусталя, лунного камня, опала, аметиста и нефрита. Образцом совер­шенного искусства служит календарь, вытесанный из ог­ромной глыбы базальта. Когда-то он украшал в Теночтитлане вершину большого храма Уицилопочтли. Ка­менный календарь имеет форму диска диаметром более 3,5 м и массой более 20 т. Обрабатывали его на месте в каменоломне. А для переноса в Теночтитлан и подъема на храмовую пирамиду пришлось созывать людей из всех подвластных ацтекам областей.

На базальтовом круге искусными мастерами выре­зана история мира, как ее понимали ацтеки. В середине камня изображен бог Солнца Тонатиу. На его лице страшная маска. От головы божества расходятся концентрические круги с замысловатыми рисунками. Первый круг включает названия дней ацтекского календаря. Затем следует круг из знаков «нефрит» и «бирюза», означающих соответственно «драгоценность» и «небо». На внешней части диска изображены лучи солнца и символы звезд Большие змеи, символизирую­щие время, окаймляют края диска. Нужно еще доба­вить, что каменный календарь был раскрашен яркими красками (о буйстве красок дает представление цвет­ной макет, сделанный по описаниям хронистов прош­лого).

Испанские захватчики сбросили грандиозный памятник с вершины пирамиды и зарыли его в землю Там он пролежал до конца XVIII в., утратив краски. В настоящее время каменный календарь выставлен в Национальном музее антропологии в Мехико.

И в наше время немало мексиканцев придерживают­ся древне-индейских традиций и по-ацтекски встречают новый год 23 декабря у входа в Национальный музей антропологии, где хранится ацтекский календарь.

КАМЕННЫЕ ЗАГАДКИ ПЕРУ

Из испанских хроник известно, что конкистадоры на одном из плато в Перу встретили громадные изваяния людей и животных. Подобные сообщения появлялись и позже. Согласно легенде, могущественный импера­тор Тупак Инка Юпанке превратил в камень некоторые племена своего государства, не выполнившие его при­казаний.

Эти сведения заинтересовали перуанского ученого Даниэля Русо, который в 1952 г отправился с экспе­дицией к таинственному плато Маркагуаси. Небольшое холмистое плато находится в Кордильерах на высоте 3800 м. Его длина 3 км., ширина до 1 км. К плато, окру­женному неприступными горами и глубокими ущельями, ведет узкая дорога. На месте Русо обнаружил мно­жество памятников, которые были видны лишь в опреде­ленное время и под определенным углом зрения одни — только при низком стоянии Солнца, другие — при высоком, третьи — когда оно поднималось на опреде­ленную высоту, четвертые — при сумеречном или лун­ном освещении и т. д. Это были фигуры животных, не обитающих на таких высотах,— черепах, обезьян, а также неизвестных в Южной Америке до испанского завоевания — коров, лошадей, слонов, львов и верблю­дов.

Русо увидел и скалы, изображавшие головы людей с чертами европейцев и негров Некоторые изваяния по манере исполнения напоминали загадочные скуль­птуры о-ва Пасхи. Они были без глаз, но лучи света, проникая в определенный час дня сквозь особый вырез сбоку, создавали иллюзию зрачка. Были найдены скульптуры, по идее и композиции сходные с египетски­ми. Все это навело Русо на мысль о возможности древ­них связей Америки со Старым Светом.

Среди скульптур удалось выделить три типа. Самые древние принадлежат неизвестному в истории Америки племени. Следующие по времени каменные памятники сделаны народом, населявшем плато до инков. Самые поздние скульптуры относятся к инкской эпохе.

Многие ученые считали, что очертания людей и животных на скалах появились в результате стихий­ных сил природы, действовавших в течение тысячелетий. По мнению же Д. Русо, часть фигур вчерне могла быть «набросана» самой природой. Затем такие «заго­товки» окончательно обрабатывались древними ваяте­лями, которые выбирали строго определенное место, с которого была видна цельная картина. Действительно, на плато Маркагуаси обнаружили такое место, офор­мленное в виде каменного кресла Впоследствии камен­ные скульптуры в труднодоступных горах на плато Маркагуаси были описаны многими американскими и европейскими исследователями, в том числе и совет­ским ученым Н. Ф. Жировым.

Первоначально Русо предполагал, что эти грандиоз­ные изваяния типичны лишь для перуанской мегалити­ческой культуры. Но в дальнейшем подобные открытия были сделаны в Колумбии, Мексике и других странах Центральной и Южной Америки, а также на о-вах Тихого океана Гипотезу Русо в наши дни поддержи­вают многие ученые, в особенности сторонники теории контакта между древними цивилизациями Америки и остальной частью мира в доколумбово время.

Не менее загадочны каменные шары самой разной величины, обнаруженные в Мексике, Коста-Рике и США (шт. Нью-Мексико). Некоторые из них не больше тен­нисного мяча, но встречаются и настоящие гиганты диаметром до 3 м. Материал шаров — обсидиан и гра­нит.

Американский ученый Р. Смит следующим образом объясняет возникновение обсидиановых шаров. В вы­павшем раскаленном вулканическом пепле по мере охлаждения происходит процесс, сходный с образова­нием льда в воде. Стекловидные частицы пепла слипа­ются и свариваются, возникают разрозненные шаро­видные участки спекшегося материала. Разрастаясь и сливаясь друг с другом, они дают сплошную горную породу, очень похожую на вулканическое стекло. В до­лине, где охлаждение шло быстро, шары не успели слиться и остались обособленными в вулканическом пепле. Затем долгое время дожди и ветер разрушали пласт вулканического пепла и на поверхности оказалась россыпь небольших каменных шаров. Определение абсолютного возраста мексиканских обсидиановых шаров показало, что они возникли в третичный период, т. е. до появления человека.

Но если образование обсидиановых шаров понятно, то возникновение гранитных шаров пока необъяснимо. К тому же некоторые из них, например в Коста-Рике, прекрасно отшлифованы и, несомненно, яв­ляются творением рук человека. Не менее удиви­тельно и то, что когда костариканские ученые взгля­нули на этот район с вертолета, то увидели, что шары слагают гигантские треугольники, квадраты, круги и прямые линии, точно ориентированные по оси север — юг. Искусные мастера не только вытесали из множест­ва глыб гранита шары правильной формы, но и рас­ставили их с помощью неизвестно каких приспособ­лений в строгом геометрическом порядке. Для чего и с какой целью это было сделано, пока остается загадкой Впоследние годы в Перу найдено еще одно архео­логическое чудо. В густых лесах на восточных склонах Анд на высоте около 2500 м. над рекой Мараньон, мощ­ного истока Амазонки, в малонаселенной местности археолог Д. Савой обнаружил развалины очень круп­ного древнего города, раскинувшегося на площади около 40 км2. Некоторые из каменных строений были огромны и достигали высоты современного 15-этажного дома. Предполагают, что этот город был центром какого-то государства, расцвет которого приходился на конец первого тысячелетия нашей эры, а затем завое­ванного инками в конце XV в.

СТЕЛЫ АКСУМА И КАМЕННЫЕ ПОСТРОЙКИ ЗИМБАБВЕ

Долгое время Африка считалась континентом, лишен­ным собственной истории по той причине, что африкан­цы будто не способны создать самобытную культуру и государственность.Ныне этот расистский миф развен­чан Великое Аксумское царство в Эфиопии и еще более древнее и не менее мощное царство Мероэ, господ­ствовавшее от центральной Африки до Среднего Нила, храмы и крепости Зимбабве с мощными стенами из камня безрастворной кладки в междуречье Замбези и Лимпопо, гигант африканской архитектуры Хусуни Кубва в дебрях южноафриканских лесов Килвы, вели­колепные фрески на плато Тассили-Аджер в Сахаре, бронзовые шедевры Бенина, небольшие изваяния из талькового камня народа кисси, живущего в Гвинее-Бисау (удивительные еще и потому, что в Африке до сих пор не обнаружены месторождения этого полезного ископаемого), бронзовые и терракотовые изящные скульптуры Ифэ, священного города нигерийской народности йоруба — все это только фрагменты исто­рии Черного континента, охватывающие тысячелетия, с которыми человечество только начало знакомиться по-настоящему.

Аксум — город на севере Эфиопии, религиозный центр страны В I в. н. э. после падения западноэфиопского государства Мероэ Аксум стал центром мощного государства, достигшего расцвета в III—VI вв. В древ­нем мире оно было одним из могущественных — на­равне с Римом и Египтом Царство располагалось на северо-востоке Африки, обладало мощным флотом и распространяло свое влияние на территорию современ­ного Йемена В Африке Аксум был оплотом христиан­ства В X в. страна была разрушена набегом кочевни­ков-язычников.

Несмотря на бурное развитие аксумологии, особой отрасли востоковедения, одной из нерешенных проблем остается происхождение и назначение огромных базаль­товых стел, возвышающихся на центральной площади Аксума Высота самой большой стелы была 35 м., но она уже давно повержена и разбилась на части. Размеры других — от 5 до 23 м. (рис. 44). Сохранилось более 200 стел, сильно отличающихся друг от друга по внеш­нему виду. Одни изысканно-стройные, идеально отпо­лированные и украшенные резьбой. Другие нарочито примитивные и грубые. Но каков бы ни был их внешний вид, в любом случае каждая представляет собой резуль­тат титанического труда.

Большая базальтовая стела Аксума

Долгое время считали, что стелы закопаны в грунт холма Бета-Георгис. Но в последние годы выяснилось, что обелиски установлены на искусственной трех­ступенчатой платформе длиной 115 м., сложенной из тесаных базальтовых плит и облицованной полирован­ным известняком. Платформа вместе с тем была и фундаментом прекрасного 14-этажного дворца из мра­мора высотой 40 м. К настоящему времени от «небоскре­ба» Аксума, воздвигнутого в начале новой эры, сохра­нились лишь части фундамента.

Неподалеку от центральной группы обелисков располагаются камен­ные кресла. Их двенад­цать. Считают, что здесь сидели судьи и советники царя. Сохра­нились и следы царс­кого места, где и спустя много веков про­должали короноваться эфиопские императоры. Во многих местах сох­ранились фундаменты больших строений, ги­гантские террасы, лест­ницы, выложенные ка­менными плитами.

Каково же назначе­ние аксумских стел? Предполагается, что некоторые из них яв­ляются как бы умень­шенной копией дворцов в 4, 6, 12 и 14 этажей. На стелах видны под­робности устройства царских жилищ. На первом этаже резьбой на камне изображена входная дверь с ручкой. Окон нет, наверное, по­тому, что комнаты не­жилые. На втором эта­же окна маленькие, напоследующих нормаль­ной величины. На трех верхних этажах окна закрыты решетками. По-видимому, часть стел имела культовое назначение, о чем свидетельствуют чашеобразные уг­лубления у их подножий. Стелы и дворцы аксумитов на­столько грандиозны и своеобразны, что заставляют преклоняться перед искусством и масштабом техни­ческих работ африканских зодчих.

На юго-востоке континента, в 27 км. от г. Масвинго находятся величественные руины Большого Зимбабве, столицы государства народа банту Мономотапа. Госу­дарство занимало междуречье Лимпопо — Замбези и простиралось до Индийского океана. Слово «зимбабве» на языке племени означает «королевский двор» или «священные могилы вождей» В историю африканских цивилизаций жители древнего Зимбабве вошли как ве­ликие каменотесы.

Местность, окружающая древний город, ничем не примечательна. Это холмистая равнина с зарослями кустарника и редкими деревьями. В ее глубине в 1868 г. обнаружили каменную стену длиной 300 м., высотой до 9м. и шириной у основания 5 м. Стена сложена насу­хо из гранитных блоков, внутренняя часть заполнена гранитной крошкой, а наружный панцирь украшен декоративным узором. Поражает высокое совершенство каменной кладки. Камни не обтесаны, но необыкновен­но тщательно подобраны и очень плотно примыкают друг к другу. За стеной поднялось полукруглое зда­ние из темно-серого камня Массивные, от 2 до 4 м. толщиной и до 9 м. высотой стены, правильная и тща­тельная кладка (рис. 45). Удивительно изысканы внутренние стены этого сооружения (рис. 46), имев­шего, по-видимому, ритуальное назначение. Неподалеку холм с нагромождением гранитных глыб. Угадывают­ся остатки другой каменной стены с нишами и входом в подземелье. Сохранились части цилиндро-конических хижин обычного южноафриканского типа. Около них встречаются каменные столбы с изображениями птиц и крокодилов.

Декоративный пояс каменной стены «храма»; «Храм» Большого Зимбабве

На территории древней столицы найдено много изящных бытовых вещей оригинальной формы. Обнару­жены и шахты для добычи руд меди, железа, серебра и золота. Значит, в государстве было хорошо постав­лено металлургическое производство.

В середине XV в. жители города по неизвестной причине покинули обжитое веками место и ушли со стадами животных в другие края.

Необходимо также отметить, что археологическая культура Зимбабве (VI—XVIII вв.), относимая к неоли­ту и железному веку, была широко распространена в юго-восточной Африке. Ныне известно около 400 сход­ных памятников древности. Среди них знаменитый Дхло-Дхло, Иньянга и др.

comments powered by HyperComments

Ранние поселения Мезоамерики

Целые города с множеством каменных памятников, зачастую почти заросшие тропическим лесом, – свидетельства, которые сохранились после древнейшей цивилизации, которая существовала в Мезоамерике. Этот реги­он включал всю нынешнюю Мексику, а также, Гватемалу, Белиз и Гон­дурас, начиная около 900-х гг. до Р. X. и до завоевания испанцами в 1519 г.

Величественные пирамиды, храмы, площади, зоны для игр, дороги для процессий, а также жертвенные алтари использовались для исполнения различных религиозных ритуа­лов, выполнявших главнейшую роль жизни людей. Большие дворцы отражали строгую имущественную и классовую иерархию; архитектура использовалась правителями для того, чтобы подчерк­нуть свое положение и обеспечить себе в этих объектах вечную жизнь. Большая часть сохра­нившихся построек относится к ци­вилизации майя.

Церемониальная территория Монте-Альбаны

 

Город сапотеков Монте-Альбана имел сложившийся административно-религиозный центр на вершине горы. Сооружения располагались по периметру огромной прямоугольной площади. В центре были культовые здания, а вокруг площади – храмы, пирамиды, жилища. Здесь же находилась площадка для игры в мяч.

Пирамида. Тахин

 

Пирамида, имеющая квадратное основание, состоит из 7 уступов. На самом верхнем располагается святилище. С восточной стороны к пира­миде примыкает широкая лестница, имеющая балюстраду, которая украшена орнаментом из прямоуголь­ников. По сторонам света в пирамиде вырезаны в камне 365 ниш. Солнечный год – основная тема мезоамериканской архитектуры.

Теотихуакан

(ок. 150-650 гг.)

В плане город образован из пересекающихся ли­ний, сходящихся к пирамиде Солнца в центре. Важнейшая ось города – Дорога мерт­вых, которая идет от пирамиды Луны и пересекающаяся со второй осью на уровне цитадели. Так, город был разделен на четыре части – такая планировка и позже использовалась ацтеками.

Первые отдельно стоящие священные камни Теотиуа­кана – стелы имели чисто религиозное значение, Они были покрыты резьбой с изобра­жением богов, в том числе знаменитого Кецалькоатля, или пернатого змея. Более поздние стелы майя были с изображениями царей и служили скорее светскими памятниками, чем свя­щенными изваяниями.

Пирамида Луны. Теотиуакан (200 г.)

 

Пирамида, посвященная богу Луны, – гигантское строение на северном конце главной оси Теотиуакана. Каменная лестница, проходящая через четыре яруса, ведет к деревянному святилищу на вершине.

Талуд-таблеро

 

Техника талуд-таблеро впервые появилась в строениях Теотиуакана. Внешняя наклонная секции, или талуда, поддерживается оштука­туренной прямоугольной панелью. Ее исполь­зовали как фриз и укра­шали скульптурой.

Профиль талуд-таблеро мог повторяться много раз по ходу подъема пирамиды. Эта форма ступенчатого фасада известна по всей Мезоамерике, с небольшими местными вариациями.

Это одновременно эффектно и экономично. Элементы каркаса со­единены тонкими пане­лями, образующими каменное ядро.

Классический период майя

Цивилизация майя, расцвет которой пришелся на 500-900-е гг. до Р. X., создала одни из самых значимых памят­ников Мезоамерики. Недавняя расши­фровка иероглифов, запечатленных на ступенях, фризах, колоннах, стелах, ал­тарях майя, дала ключ к разгадке архи­тектуры этого народа, датировки отдельных зданий, имен правителей. Пирамиды часто строились на месте более ранних, повторяя их формы, и, в то же время, позволяя увеличить об­щую высоту конструкции. Стремление достичь наибольшей высоты – основное для архитектуры майя. Оно выражено в головокружительных лестницах, ведущих к богам. Другими важными особенностями архитектуры было изобретение ложного свода и искусно выполненные скульптурные композиции.

Храм Надписей. Паленке (675 г.)

 

Крутая лестница ведет через девять ярусов, символизирующих девять уровней подземного мира, наверх, к святи­лищу. Скрытая лестница спускается из святилища о склеп, где похоронен царь. Каменная труба, проведенная вдоль внутренней лестницы, помогала мертвому царю общаться с живыми.

В храме Надписей – сводчатый входной портик с пятью пролетами, отделанными скульптурами из гипса и знаменитыми надписями – 620 иерог­лифами, повествующими об истории правителей Паленке. Гребневидные крыши состояли из двух перфорированных каркасных стен, прилегаю­щих друг к другу, на кото­рых крепились выпол­ненные из гипса скульпту­ры богов и правителей.

Ложный свод

Одним из важнейших до­стижений классического пе­риода майя является ложный свод. Первоначально не­большие помещения были выложены рядами камней, выступающими один над другим. В более поздних постройках ступени кладки были углублены в толщу стены и скреплены известня­ковым раствором и бутовым камнем таким образом, чтобы видимая поверхность стала гладкой и пригодной для отделки и росписи.

Стелы в Копане

 

Копаны – самый южный культурный центр майя классического периода. Город знаменит мно­гочисленными peзными стелами и алтарями тонкой работы с изображениями правителя в церемониальных нарядах. В сложных Гголовных уборах, с вывернутыми наружу стопами ног. Иероглифы же рассказывали о победах правителя.

Майя. Города группы Пуук

К концу классического периода майя, в VIII в., роль городских центров пере­шла от религиозных сооружений к дворцам правителей. Возведенные на высоких цоколях, дворцы были очень сложно устроены, с многочисленными помещениями и огромными четырех­угольными дворами. Благодаря специ­фике местных условий, а также завоеваниям и слияниям отдельных царств, выделилось множество местных стилей. Наиболее значительная группа городов находились в районе местности Пуук. Для них был характерен более ге­ометрический скульптурный декор, по­вторяющийся в мотивах орнамента с использованием символики, почерпну­той из космологии майя.

Святилище на вершине пирамиды Волшебника в Ушмале украшено ог­ромной маской божества в виде чудовища. Вход расположен между его челюстями, символизируя проход в преисподнюю. Такой «космологический » входа типичен для этого региона.

Дворец масок. Кааба

Маска бога дождя и солнца Чака – один из главных орнаментальных мотивов архитектуры стиля пуук. Бог изображается с большим носом и глубоко поса­женными глазами. Сельскохозяйственное общество майя, естественно, почитало богов дождя и солнца превыше всех остальных.

Мозаичный фриз. Ушмаль

Дворец правителя укра­шен длинным мозаичным фризом. Прямоугольные орнаменты и маски Чака (символы бога дождя и солнца) геометрически распределены по фасаду.

Города группы Ченес

Близко по стилю к группе Пуук стоят города группы Ченес, расположенные южнее. К X в. большинство городов майя пришло в упадок, и культурный центр сместился в Центральную Мекси­ку, где влияние майя закрепилось в ци­вилизации тольтеков. Возникли два больших города – Тула и Чинен -Итца. Города все чаще воевали, что привело к появлению таких храмов, как храмы воинов в Туле и Чичен-Итце. Каменное поле для игры в мяч в Чичен-Итце свидетельствует о жертвоприношениях людей. Эти традиции зачем переняли ацтеки.

На вершине пирамиды в Туле четыре гигантские фигуры воинов поддер­живали перекрытия вход­ного вестибюля святилища. Барельефы внутри храма и колонно­го зала повторяют тему воинов.

Кольцо для игры в мяч. Тула

 

В священной игре ис­пользовали тяжелые мячи, которые команды пыта­лись пробросить через два больших каменных кольца, расположенных на концах поля. Кольца, украшенные рельефными изображениями гремучей змеи, посвящались крыла­тому змею Кецалькоатлю.

Скульптурная абака. Чичен-Итца

Верхнее святилище Кастильо перекрыто крышей с использова­нием столбов, колонн и деревянных перемы­чек. Две колонны во входном вестибюле изображают змея, об­вившегося вокруг столба с редкими скульптурными абаками.

Скульптуры чакмул. Тула и Чичен-Итца

Статуи лежащих людей, или чакмулы, с головами, повернутыми на девянос­то градусов и резервуара­ми на животе, имеются как в религиозных, так и светских строениях Тулы и Чичен-Итцы. Чакмулы были алтарями для жерт­воприношений.

Архитектура инков

Доколумбова цивилизация инков Перу, Боливии и Эквадора создавала мону­ментальную архитектуру начиная с 1100 г. и заканчивая испанским завое­ванием в 1532 г. Они поклонялись богу Солнца и его земному воплоще­нию – Инке. Изобретательность инков позволила им использовать во благо себе горный ландшафт Анд, устраивая свои города в стратегических пунктах, создавая сложную систему террас. Они сооружали религиозные или священные строения, такие как угину, вокруг при­родных источников и скальных форма­ций. Скорее дипломаты, чем воины, они построили целую сеть дорог. Искус­ство кладки камня, как и использование золота, достигло своего пика в строи­тельстве дворцов и храмов в XV в.

Дома инков строились из грубо отесанных поли­гональных камней, которые подгоняли, разбивая один об другой до тех пор, пока они не встанут на место. Такая техника использовалась как при постройке легких кир­пичных зданий, так и в больших строениях.

Тамбо

Тамбо представляли собой домики, построен­ные на дорогах инков для отдыха посланцев. Тамбо — типичные строения инков: низкие, прямоугольные, без окон, единственным ис­точником света являлась трапециевидная дверь. Ряды трапециевидных ниш украшали внут­ренние и наружные стены.

Чуллпа. Озеро Титикака

Могильные башни чуллпы, были построены вокруг озера Титикака до инков. Они были круглыми в пла­не и имели несколько комнат для всех членов семьи. Гробницы часто строились в виде круглых башен.

Мачу-Пикчу. XV в.

 

Город Мачу-Пикчу на горной вершине высотой 2430 м, является лучшим примером того, как строения инков вписывались в ландшафт. Пло­дородные террасы нависают над пропастью. Три храма с красивой кладкой, используя есте­ственный гранит в качестве стен, формируют церемониальный двор.

Башня Мачу-Пикчу – небольшое свя­тилище в центре разру­шенного города инков, Мачу-Пикчу Внутри нее находилась священ­ная скала. Ее стены име­ют полукруглую форму, характерную для священ­ных зданий, украшенную трапециевидными ниша­ми, в которых, по-види­мому находились мумии. Сооружение возведено из прекрасно отесанных каменных блоков.

Дома дев Солнца. Озеро Титикака

Эти большие здания, также называемые Домонастырскими школами для группы избранных женщин, часто – наложниц правителя. Они счи­тались женами Солнца, и их дома были покрыты золотом. Трапециевидные входы с двойными косяками использовали только в таких домах знатных особ.

Дом Манко Капака. Озеро Титикака

Манко Капак был легендарным основателем инкской династии XII в., на одном из островов озера Титикака, является древнейшим среди сохра­нившихся. Отдельные верхние комнаты стоят как башни над крепкой кладкой первого этажа. Таким было представление инков о двухэтаж­ном доме.

Что сегодня известно о доколумбовой Америке? И много, и мало. Каждое новое открытие добавляет загадок в жизнь народов, которые населяли континенты задолго до прихода первых колонистов.

Происхождение: азиаты, египтяне или…?

На территории древнего континента проживало от 6 до 60 миллионов человек – ученым до сих пор не удается точнее определиться с цифрами. Говорили поселенцы на 550 языках.

Нет единого мнения у исследователей и по вопросу происхождения цивилизаций Центральной и Северной Америки. Одни считают, что предки индейцев пришли из Египта (отсюда и умение строить пирамиды, и иероглифическая письменность).

Другие уверены, что они были с Востока. Подтверждением этой теории является схожесть ДНК аборигенов и жителей северо-восточной Азии. Сами же индейцы, в первую очередь жившие в предгорьях Анд, были уверены, что их прародителями стали двое уцелевших во время потопа Уну-Пачакути, устроенного верховным божеством Виракоча.

Письменность инков

Теперь уже не вызывает сомнений, что письменность у инков существовала. Вот только как она выглядела – остается загадкой.

Еще первые колонисты, прибывшие в Перу, отмечали, что информация передается при помощи «кипу» – узелковой системы, использовавшейся на разноцветной тесьме. Шустрые посланники «часки» доставляли в разные части империи нити с узелками, рассказывая с их помощью о новых указах и распоряжениях. Однако исследователей всегда мучил вопрос: неужели инки не имели записанных сводов законов и не вели летопись своей истории? Вряд ли такое возможно, ведь, допустим, на всей территории империи к людям, совершившим одно и то же преступление, применялось одинаковое наказание, а значит, судьи руководствовались общепринятыми правилами.

Кто разрушил Тикаль?

В 1848 году американскими археологами в джунглях Гватемалы был найден крупнейший город майя, который назвали Тикаль (в переводе с языка майя – «место, где слышны голоса»). Это открытие позволило больше узнать о жизни древней цивилизации.

По оценкам ученых, в городе проживало сто тысяч человек. Здания соединялись дорогами. В качестве фундаментов использовались искусственные насыпи, которые под храмами достигали максимальной высоты в 40 метров.

На стены наносилась штукатурка и побелка, а затем их расписывали яркими рисунками.

Характерной особенностью любого найденного города майя являлись стелы и алтари. Определить возраст их постройки просто – все они датированы. Их строили не только в честь значимого для города события – военных побед, избрания нового жреца, – но и в конце временного цикла – каждые 20 лет. Многие из обнаруженных в Тикале стел были разбиты. Сделали ли это жители города в ходе народных волнений? Или Тикаль все-таки завоевало мексиканское племя пипиль? Каким бы не оказался ответ, крупнейший город майя с 600-летней историей оказался к концу IX века заброшенным.

«Хлеб» насущный

Одним из источников существования почти всех индейских племен, кроме североамериканских, было земледелие. У перуанцев доколумбовой Америки главной культурой была фасоль. Даже в самые засушливые годы урожай снимали дважды за сезон, при этом основным орудием была палка-копалка коя. Фасоль ценилась настолько, что ее изображение помещали на лица самых почитаемых богов.

Индейцы Великих озер собирали дикорастущий водяной рис, урожаи которого были настолько щедрыми, что, например, племени меноминов даже удавалось «экспортировать» излишки.

Представители древней цивилизации Теотиуакана, просуществовавшей до VII в.н.э., выращивали кукурузу, томаты, тыкву в «плавучих садах» – чинампас – искусственных островках, в буквальном смысле слепленных индейцами из болотистой грязи.

Скальный дворец

Стереотипное представление о том, что индейцы жили в вигвамах, только отчасти верно. Например, пятитысячное племя цивилизации Меса-Верде, расцвет которой пришелся на 1100 -1300 годы, жили в пуэбло – хижинах в скалах. Их мастерили из кирпичей, используя вместо кладочного раствора мокрую глину.

Скальный дворец – одно из крупнейших поселений древней Северной Америки. Полторы сотни жилых помещений в скалах объединены в одно здание. Комнаты соединяются двориками, огороженными каменными заборами.

Именно во дворах женщины мастерили корзины, шили одеяла с яркими орнаментами, лепили и расписывали посуду. Летом огонь зажигали, чтобы приготовить обед, а вот зимой костры горели во всех помещениях круглосуточно. Остатки обеда и все ненужные вещи индейцы просто выбрасывали из окон, в результате чего на дне каньона скопился богатый «урожай» для исследователей.

Чтобы дойти к своему огороду или кукурузному полю, нужно было карабкаться по длинной деревянной лестнице вверх, на плато. Желающим спуститься на дно каньона за водой следовало продемонстрировать еще большие чудеса скалолазания, сползая со скалы по выдолбленным углублениям.

Разделяй и властвуй!

В 2011 году в берлинском Этнографическом музее в Дамлее экспонировалась выставка, рассказывающая о самой автократической форме правления в истории мировых цивилизаций.

Верховный инка обладал абсолютной властью. Все мужчины империи считались его сыновьями, все женщины – женами. Беспрекословное подчинение и непререкаемый авторитет.

Схожая форма правления существовала в племени натчей. Каждое утро вождь Большое солнце выходил из своего роскошного дома и указывал небесному брату Солнцу, какой путь ему проделать – с востока на запад. Большую честь времени «король» возлежал на ложе и «руководил» мичмичгули – «смердящими» (так «господа» называли рядовых соплеменников).

А вот у индейцев меномини правление осуществлялось по принципу родовой общины. Каждый член общества входил в одно из пяти братств, между которыми четко распределялись основные функции. Медведи решали гражданские споры, Орлы – военные, Волки добывали пропитание, Журавли занимались строительством, в том числе мастерили каноэ и капканы. Наконец, Лоси выращивали, собирали и хранили рис.

Жертвоприношение Эффективно управлять большими территориями помогала армия и менталитет подданных, который поддерживался регулярными ритуалами.

Так, повлиять на хороший урожай у инков могли самые красивые дети, принесенные в жертву.

Для них устраивали «праздничный ужин» с листьями коки и одурманивающим зельем. Когда ребенок терял сознание, его превращали в кокон, многократно оборачивая тканью и «прослаивая» угощениями и татемными фигурками. Затем жертву относили высоко в горы, где тело быстро превращалось в мумию. На упомянутой берлинской выставке, в частности, можно было видеть несколько таких мумий: у масок широкого распахнуты глаза, длинные волосы украшены перьями, за поясом – все необходимые вещи для удачного путешествия в загробный мир.